4 июня 2017

«Колебания уместны только до рукоположения» — протоиерей Константин Островский о причинах падения и «выгорания» пастырей

676

Дорогие отцы! Преподобный авва Дорофей писал: «Всякому доброму делу или предшествует, или последует искушение, да и то, что делается ради Бога, не может быть твёрдым, если не будет испытано искушением» (Поучение 19). А поскольку приходское служение — дело, несомненно, доброе и даже святое, то без искушений и трудностей священник, не только начинающий, но и опытный, обойтись не может.

Это нужно принять как должное, как беременная женщина ожидает болезней при родах. Зато когда придём в Царство Небесное с плодом своего священного служения, то, как сказал Господь, уже не будем помнить скорби от радости (сравни Ин. 16, 21). Так что не нужно ни излишне бояться искушений, ни надеяться прожить без них.

Разумеется, в кратком докладе невозможно подробно рассказать обо всех трудностях приходского священника. Об этом написано много статей и даже книг, но поделюсь хотя бы вкратце о том, что мне представляется наиболее важным.

ПРИЗВАНИЕ

Главный вопрос, который каждому необходимо решить ещё до рукоположения, это призвание — есть ли оно? Формальных признаков призвания к священническому служению, конечно, нет, но главным знаком такого призвания я бы назвал любовь к священнодействию, желание совершать церковные таинства.

Можно быть прекрасным человеком, даже святым, и не иметь призвания к священству. Отсутствие такого призвания само по себе отнюдь не грех и не недостаток, в Церкви много служений и много благодатных путей к совершенству. Я знал одного человека, очень благочестивого, молитвенника, которого, однако, внешнее активное участие в службе тяготило, рассеивало. Он пользовался большим уважением среди церковных людей, даже привлёк к себе внимание епархиального архиерея, всё шло к рукоположению, но у него нашлись канонические препятствия. И, думаю, Бог его таким образом уберёг от священного сана, к которому этот духовный муж не имел внутреннего расположения.

Но, бывает, человека прямо-таки «заносит» в священники. Начинает он ходить в храм, погружается в церковную среду, выглядит благообразно — чем не батюшка? Его спрашивают знакомые: «А что ты не пойдёшь учиться в семинарию?» «А и правда, — думает он, — не стать ли мне священником?» Тем более что в наше время священником быть престижно. Если один храм в городе, то совсем юный настоятель может сразу оказаться заметной фигурой; чиновник до такого положения в обществе, бывает, тянется много лет.

Кроме того, в церковной среде священник пользуется уважением и почтением. Конечно, все мы знаем, что почтение оказывается не нашей не- мощи, а нашему сану, то есть самому Христу, но физически-то руку кому целуют? И человеку хочется, как он думает, «расти». На заводе мастер хочет стать начальником цеха, а на приходе пономарь хочет стать батюшкой. Слова же Христа, что «кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом» (Мк. 10, 44), — при этом забываются.

А дальше всё идёт по накатанному: поступление в семинарию, учёба, хиротония, приход… И благо, если призвание всё-таки было, тогда человек, несмотря на легкомысленное начало пути к священству, потом нередко выправляется. Но если призвания вовсе не было, то взятый ради посторонних причин непосильный крест может буквально раздавить человека.

Как это раздавить? Внешне бывает по-всякому, а по существу: душа охладевает к молитве, к причащению — ко всему духовному; появляется пренебрежение святыней, человек впадает в тяжкие грехи делом. И хорошо, если он придёт в глубокое покаяние, которым всё врачуется. Если же нет, то благообразная видимость иногда долго сохраняется, а в сердце может даже простая вера в Бога иссякнуть.


ДЕРЖИСЬ ЗА ПРЕСТОЛ

Но бывают и противоположные искушения, причём нередко как раз у благочестивых священников. Вдруг начинает заедать совесть, что

я, мол, немощен, грешен, всё у меня не так, что я только гублю свою душу недостойным служением.


Нужно знать, что колебания уместны и законны до рукоположения, но, по слову самого Христа, «никто, возложивший руку свою на плуг и озирающийся назад, не благонадёжен для Царствия Божия» (Лк. 9, 62). Для священнослужителя знаком того, что его стояние у престола неугодно Богу, является или тяжкое грехопадение, несовместимое со священнослужением, или запрещение со стороны епархиального архиерея. В остальных же случаях станем, падая, подниматься, от немощей своих смиряться, но отказываться от служения не будем.

Помню, мне пришлось быть при беседе одного опытного духовника с молодым священником, у которого были большие трудности и неприятности в храме, где он служил не настоятелем. Опытный батюшка сказал ему: «Держись за престол, а остальное наладится». И действительно, именно в молитве, в богослужении, в совершении Евхаристии и причащении Святых Христовых Таин нужно искать опору, когда, кажется, «почва уходит из-под ног». Если священник так поступает, то он — на своём месте, и все трудности, с Божией помощью, будут преодолены.


ТРЕЗВОСТЬ

Близко к вопросу призвания стоит и вопрос трезвости. Пьянство является нашей бедой (и народной, и церковной) и не столько само пьянство, сколько его лукавое оправдание.

Никто, конечно, ни с амвона, ни с преподавательской кафедры не скажет, что, мол, выпить — это замечательно, лишь бы начальство не заметило и прихожане не возмутились. Но в душе многие именно так и думают.


А ведь тут проблема далеко не только здоровья и семейного благополучия. Тут вопрос верности своему призванию даже не священника, а вообще христианина. Всякий христианин должен стремиться к духовному трезвению, к памяти о Боге, к непрестанной молитве. У нас это плохо получается, но духовная немощь — основание для покаяния, а не для опускания рук. Пьянство же совершенно противоположно духовному трезвению, его можно в этом отношении сравнить с бегством с поля сражения.

Церковь не запрещает употребление спиртных напитков, мы и служим на вине, и благословляем вино для трапезы. Но за трапезой вино должно быть символом духовной радости, а не её подменой, не веществом для возбуждения наркотического веселья.

Плодом лицемерного самооправдания нередко оказываются разбитые семьи самих священников, запрещение в служении, иногда лишение сана, а также смущение прихожан и клевета на Церковь. Я не льщу себя надеждой, что все любители выпить, услышав мой доклад, изменят своё отношение к пьянству, но не упомянуть об этой проблеме, говоря о трудностях молодых священников, невозможно.


САМООТДАЧА

Близким по смыслу и довольно распространённым искушением является установка: я честно выполняю свои обязанности, безотказно совершаю богослужения и требы, вычитываю положенные правила, а остальное — уж, извините, моё дело. В действительности же такая установка не только ложна, но и очень опасна. То, что вполне приемлемо для человека светской профессии, оказывается неприемлемым для человека, посвятившего себя Богу.

Даже от врача, учителя, военного, государственного деятеля — людей, несущих, хоть и земное, но именно служение, требуется больше, чем просто отрабатывание положенных функций.


Тем более Бог ожидает полной самоотдачи от тех, кого призвал к БОГОслужению.

Если священник пытается сохранить лишь благочестивый вид, а от внутреннего всецелого посвящения себя Богу сознательно отказывается, то наказанием за это нередко служат тяжкие грехопадения и житейские несчастья.

В этом одна из главных духовных причин разрушения священнических семей, впадение священнослужителей в пьянство и прочее.


ЧЕСТНОСТЬ

Не перед всеми, но перед многими священниками встаёт вопрос, как распоряжаться церковными деньгами. Я говорю не о нечестности, которая просто является грехом, требующим покаяния. Нередко бывает, что священник оказывается на приходе, доходы которого настолько малы, что их не хватает буквально ни на что. Священник со своей семьёй при этом существует за счёт помощи родственников или друзей и из тех же источников содержит и благоустраивает доставшиеся ему руины (так сказать, объект культурного наследия) или (если храм будет строиться) домишко для временного совершения богослужений. Естественно и оправдано в такой ситуации любую «перепавшую копейку» считать своей.

Но проходит время — налаживается служба, появляются прихожане, доходы храма растут.

И очень важно настоятелю такого прихода уловить момент, когда уже нельзя все деньги считать своими.


Нужно чётко разделять: это Бог послал на храм, а это — мне лично. Конкретно такой вопрос решается в разных ситуациях по-разному, но в любом случае он должен решаться по совести.


ПОСЛУШАНИЕ НАЧАЛЬСТВУ

Важно наладить правильные отношения с церковным начальством. Не всё в действиях настоятеля, благочинного, епархиального архиерея и так далее может понравиться начинающему батюшке. У этого могут быть разные причины. Но даже если молодой священник прав по существу вопроса, даже если он действительно лучше разбирается в чём-то, чем умудрённый опытом правящий архиерей, всё-таки всем нам нужно помнить, что через старшего младшим возвещается воля Божия. «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены» — сказано апостолом Павлом (Рим. 13, 1).

Пределы послушания начальству — и церковному, и светскому — конечно, есть. Это заповеди Божии. Ни по чьей указке мы не должны ни блудить, ни пьянствовать, ни впадать в иные грехи. Но по службе нужно стараться оказывать старшим искреннее послушание.

Иногда может казаться, что настоятель или архиерей руководствуется в своих решениях не желанием исполнить благую волю Божию о Церкви Божией, а своими страстями. Если даже так — он сам ответит Богу за свои намерения. Но священник, оказывая ему послушание по службе, поступает правильно.

Бог, когда хочет, возвещает свою волю через святого, а когда хочет — через немощного человека. Но воля возвещается Божия.


МАЛАЯ ЦЕРКОВЬ С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

Начинающему ревностному к своему призванию пастырю бывает иногда трудно правильно распределить время и силы между приходом и семьёй. Когда по не зависящим от самого священника причинам (обсуждать их сейчас не будем) приходское служение не может поглотить всего его времени и сил, тогда и проблемы нет. Но бывает, что приход представляет огромное поле для пастырской деятельности священника. Тогда есть опасность, что ревностный батюшка весь уйдёт в жизнь своей общины, а его семья окажется заброшенной. Так ни в коем случае не должно быть!

Семья — малая Церковь, но Церковь с большой буквы! И отец — глава этой Церкви. Причём, это так даже в тех случаях, когда он — единственный в семье церковный человек. Женатый священник обязан уделять своей семье внимание так же, как и приходу.


СЁСТРЫ, А НЕ ЖЁНЫ

Священникам, особенно молодым, нужно быть очень острожными в общении с женщинами. У многих из них трудные или даже плохие отношения с мужьями или нет мужей, они ищут душевного возмещения, этот поиск может обратиться и на духовника. Но духовник должен, сохраняя доброжелательность, вполне определённо устраниться от такого рода общения. Мы не только не обязаны, но и не имеем морального права возмещать ущербность личной жизни прихожанок.

Здесь речь идёт не о намеренных попытках соблазнить священника — такое случается редко, и опасность сравнительно невелика, потому что у порядочного священника очевидное заигрывание сразу вызовет отрицательную реакцию.

Гораздо опаснее соблазн под видом искренних исповедей, которые могут вызывать естественное сочувствие духовника к исповедующейся женщине.


Захочется утешить страдалицу тёплым словом, а то и взглядом… Это может очень понравиться обоим. С таких, на неопытный взгляд, мелочей зачастую начинаются большие искушения, а иногда и падения.


БРАТЬЯ, А НЕ ДЕТИ

Весьма распространённым соблазном для начинающих священников, особенно ревностных к своему служению и духовно настроенных, является младостарчество, когда священник, не обладая даром прозорливости, ведёт себя так, как будто обладает им. Не зная воли Божией о судьбах конкретных людей, мечтает о себе, что знает, на этом основании вмешивается в их личную жизнь, даёт непрошенные советы, советует на каждый шаг брать у него «благословение» и настаивает на исполнении своих «благословений», а то и угрожает Божиими карами за «непослушание».

Многих людей такое поведение священника отталкивает (и слава Богу!), но многим оно нравится по разным причинам. И вот создаётся как бы духовная семья: во главе — обаятельный «духовный отец» и при нём «верные духовные чада». Считается, что каждое слово батюшки должно ловиться и исполняться — в этом мыслится подвиг послушания.

Но истинное послушание — это отвержение своеволия ради воли Божией. А всегда ли, часто ли воля священника совпадает с Божией волей? Когда пастырь учит не воровать, не блудить, не осуждать — конечно, совпадает. Учить народ заповедям Божиим — даже долг приходского священника. Но давать конкретные жизненные советы — пусть каждый сам себя спросит, откуда он знает, что советовать.

Конечно, к нам, приходским священникам, часто обращаются люди и с духовными, и с житейскими вопросами. Всем отказывать в совете нельзя, наш долг помогать прихожанам в решении их проблем в соответствии с заповедями Божиими. Но это не должны быть непрошенные советы, и мы не должны настаивать на своих мнениях. Если кто-то испытывает ко мне доверие и хочет о чём-то спросить, пусть спрашивает, я отвечу, как смогу, а он пусть поступает по совести. Замечательно об этом сказал преподобный Марк Подвижник: «Человек советует ближнему, как знает; Бог же действует в слышащем по мере веры (к советующему)» (Слово о законе духовном, 78).

А как же послушание духовного чада духовному отцу? А пусть прежде духовный отец спросит себя: «Правда ли, я — отец, и правда ли, я — духовный?» Болит ли моё сердце о духовных чадах, как болит сердце у родных отца и матери? И если болит, то как: в непрестанной о них сердечной молитве или от душевной привязанности и эмоционального возбуждения? А честно ответив себе на эти вопросы, будем лучше считать людей, которые прониклись к нам доверием и симпатией, не своими духовными детьми, а братьями и сёстрами во Христе. И послужим им не старческим окормлением, к которому пока мы, да и они не способны, а благоговейным совершением Божественной литургии и других священнодействий; послужим им своим добрым отношением, разумным устройством приходской жизни, добрым нравственным примером; послужим людям и духовным советом, когда они к нам сами обращаются, но не будем настаивать на своих мнениях и этим связывать богоданную свободу чад Божиих.


БОЖЕСТВЕННАЯ СЕТЬ

И ещё необходимо сказать о пастырском выгорании, когда ревностный батюшка, ведущий большую общественную работу, собравший многочисленную общину, вдруг через несколько лет начинает чувствовать, что ему ничто не мило и не интересно, общение с духовными чадами тяготит, от дел милосердия с души воротит и тому подобное. Выгорание, кстати, грозит не только священникам, но и активным прихожанам.

Причины этого явления можно пояснить на примере ноутбука, который питается от сети через аккумулятор. Если ноутбук вообще не включать, то и аккумулятор долго не разрядится, а если потом и разрядится, то никто этого не заметит — ноутбук-то не работает. Но если аккумулятор отключить от сети и включить ноутбук, то сначала ноутбук будет работать нормально, потом — хуже, а потом совсем отключится. А вот если аккумулятор подключён к сети, то ноутбук может работать от него сколь угодно долго, пока не придёт срок этого ноутбука.

Так и христианин, если не радеет о совершении добрых дел и живёт теплохладно, то ему душевное выгорание не грозит.


Правда, для него повышается опасность услышать слова Христа на Суде: «…Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его, ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня» (Мф. 25, 41−43).

А вот человеку, который ревнует о добрых делах, выгорание грозит. Потому что у каждого из нас есть определённый запас душевной энергии. Если мы эту энергию интенсивно тратим, то запас постепенно уменьшается, человек как бы выгорает. И что особенно важно, для пополнения этого запаса недостаточно простого отдыха и даже недостаточно участия в церковных богослужениях и регулярного причащения Святых Христовых Таин! Иначе откуда бы взялось выгорание у некоторых священников, хотя они и служат, и причащаются часто?

Нужно, образно говоря, чтобы аккумулятор души человека был подключён к Божественной сети.

Не вера должна быть сама по себе, а добрые дела сами по себе, нет: добрые дела должны быть плодами веры.


Внешнее благочестие необходимо, но необходимо, чтобы оно было укоренено во внутренней духовной жизни. Тогда выгорания не будет.

В наше время вопрос о душевном выгорании поднят очень своевременно. Ведь ныне Церковь через священноначалие призывает своих чад к активному внешнему служению: катехизации, миссии, молодёжной, социальной работе. Естественно, настоятели приходов и благочинные, исполняя своё церковное послушание, стараются инициировать такую деятельность остального духовенства и мирян.

И здесь исключительно велика наша ответственность, чтобы правильно в духовном отношении устраивать приходскую жизнь. Чтобы мы сами и наши духовные чада, через молитву и участие в таинственной жизни Церкви в терпении и смирении возрастали в вере и, как следствие (!), приносили плоды веры — добрые дела.


Протоиерей Константин Островский,
благочинный Красногорского церковного округа Московской (областной) епархии
«На приходе и в семье. Статьи, ответы на вопросы, разные истории»

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Термин «выгорание» сейчас активно используется для оправдания борьбы с Церковью. «Выгорел» — значит Церковь виновата, чего-то недодала, что-то в ней «неправильно». Но я считаю, что в этом случае виноват сам человек. Его завышенные ожидания и завышенная самооценка.

Весьма полезная статья! И читается на одном дыханьи!.. Прекрасно!

Очень хорошо и человеколюбиво все сказано!

Другие новости

Епитимьи: сущность, цели, принципы
17 июля 130 0
Что хочет от священника Бог и чего хотят от него люди? Преподобный Паисий Святогорец
11 июля 387 2
Почему некоторые не оставляют сан, хотя должны были бы? Епископ Пантелеимон о пастырском призвании и главной проблеме, ведущей к оставлению служения
8 июля 163 0
Епископ Касимовский Дионисий (Порубай): Пастырского выгорания не существует
5 июля 280 2
«Заботясь о спасении душ человеческих, нужно помнить, что люди имеют и телесные потребности» — святитель Иоанн Шанхайский (Максимович)
1 июля 240 0
Священномученик Владимир (Богоявленский) «О долге пастырей в настоящую тяжелую годину»
26 июня 194 0
Гармония между телесной и духовной природой — наш ключ к любому человеку. Протоиерей Георгий Бреев
24 июня 187 0
Есть ли у священника профессиональные приемы в общении с тяжелыми больными? — священник Георгий Чистяков
22 июня 172 0
Нет ничего вреднее, чем вариться в собственном соку — протоиерей Артемий Владимиров
17 июня 376 0
Как объяснить прихожанам, что свой храм должны содержать именно они?
12 июня 165 3
1917 каноны диаконское служение богословие биоэтика беснование ДРУГОЕ образование призвание ПАСТЫРСКАЯ ПОДГОТОВКА монашество святые отцы молитва пост АСКЕТИКА сестричества зависимые наркоманы бездомные инвалиды СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ катехизация проповедь УЧИТЕЛЬСТВО МИССИЯ благочинные епархия епископ ИЕРАРХИЯ гонения иные религии НРД инославие тюрьмы больницы МВД МЧС армия бизнес школы вузы СМИ власти СВЯЩЕННИК И ОБЩЕСТВО требы постовое богослужение Литургия БОГОСЛУЖЕНИЕ венчание крещение исповедь Евхаристия ТАИНСТВА деньги клирос причт дети на приходе внебогослужебная жизнь настоятельство храм община ПРИХОД внешний вид самоорганизация семья священника пастырские искушения духовная жизнь священника ЛИЧНОСТЬ СВЯЩЕННИКА психиатрия психология епитимьи тяжелобольные cмерть семья молодежь дети душепопечение духовник ПАСТЫРСТВО Паломничествo Испoведь Аскетикa Психология/психиaтрия Духовные нeдуги Монашествo Военнослужащиe Проблемы пастырствa Тяжелобольныe Призваниe Биоэтикa Церковнaя жизнь Духовничествo Инвaлиды Cвященник и общество Дeти Больничное служениe Приходская общинa Катехизaция Тюремное служениe Мисcия Богословское образованиe Богословиe Бeздомные Зависимыe Пожилыe Таинства и богослужениe Мoлодёжь Cемья