11 ноября 2020

К проблеме перевода священников — архиепископ Боголеп (Гончаренко)

Дорогие отцы, предлагаю обсудить достаточно болезненную для нашего церковного сознания тему: перемещение священника на другой приход. Безусловно, мои суждения по данному вопросу, в силу понятных причин, легко назвать заангажированными, но, всё же, приглашая вас к этому непростому разговору, обещаю быть максимально объективным, не претендуя на абсолютную истину.

Думаю, вы наслышаны о резонансных случаях конфронтации между архиереем и священником (приходом) на почве кадровых вопросов. Признаюсь, и мне как управляющему епархией приходилось такие моменты переживать.

С одной стороны, священник, желая найти приход «получше», может очень настойчиво требовать у архиерея «отпускную грамоту», используя безусловно важные аргументы — благополучие семьи, здоровье детей, работа матушки, даже подключать влиятельных покровителей, забывая при этом интересы прихожан и обвиняя священноначалие в применении «крепостного права».

В других примерах прихожане могут быть не согласны с решением архиерея относительно перемещения настоятеля на другой приход.

Как ни странно, аргументация в таких ситуациях прямо противоположна ранее рассмотренным, так как тут во главу угла ставятся интересы общины (к священнику привыкли, он много сделал). Как видим, интересы епархии, в среде которой функционирует община, остаются актуальными только для архиерея. Очевидно, такое положение и порождает те противоречия, которые нередко могут с одной стороны выливаться в непонимание сторон, а значит и конфликт, а с другой — порождать кризисное состояние священника со всеми вытекающими последствиями.

Естественно, мы не можем не упомянуть и о распространённом мнении, что перемещение священника может скрывать архиерейские санкции в отношении неугодного клирика, но мне кажется, это может быть характерно лишь для специфических случаев. Как правило, архиерей руководствуется объективными причинами именно все той же церковной целесообразности. За этим сухим словосочетанием, как правило, стоят различные факторы, которые приходится учитывать архиерею при принятии сложного решения о переводе. Конечно, священнику и приходу необходимо иметь внутреннюю связь, но как уже отмечалось, могут быть и иные соображения, которые заставляют архиерея переводить священника. Нередко непростые церковные ситуации вынуждают делать выбор между благополучием священника и жизнью отдельного прихода. Здесь очевидна необходимость в эффективной коммуникации между архиереем и клириком, основанная на взаимном доверии, взаимопомощи, послушании и осознании общих целей.

Важно будет напомнить о канонических основах церковной жизни. Полнота власти управления епархией находится в руках архиерея, но к участию (иногда, безусловно, формальному) в этом управлении призываются клирики и миряне через включение их в состав епархиального собрания, епархиального совета и суда.

В соответствии с Уставом правящий архиерей имеет право переводить духовенство с одного прихода на другой.

Тут возможные оппоненты отреагируют констатацией отсутствия демократических принципов, произвола и вседозволенности архиерейской власти, напомнят о практике выборного духовенства (кстати, в разные времена в разных церквах выбирали кандидатов в священство, но не священников, последнее слово принадлежало всегда епископу), будут приводить яркие примеры бюрократических манипуляций церковной власти и т. д.

И, возможно, такие доводы были бы справедливы, если только забыть о том, что Церковь — не организация или партия, но благодатный организм, в котором все зиждется не на принуждении, а на любви и послушании, где «больший служит меньшему», а «меньший не судит большего», где иерархические взаимоотношения, по форме часто напоминающие отношения начальников с подчиненными, имеют глубокое мистическое содержание.

Да, именно такой «идеалистический» взгляд, оторванный, по мнению многих современников, от прагматичной действительности, часто нами забывается. Иногда кажется, что перевод всеми любимого батюшки, создавшего крепкую и дружную общину, противоречит здравому смыслу. Но в Церкви много вещей, которые не вписываются в здравый смысл — христианство вообще религия парадоксов. И куда Господь ведет того или иного священника, какие ему предуготовлены испытания — вопрос не здравого смысла, а воли Божьей. На нее мы, христиане, и должны полагаться.

Практически ситуация с переводами священнослужителей, такая болезненная и часто трагичная, по-видимому, должна разрешаться на основе разработки четкого канонического положения, в котором насколько возможно были бы отражены реалии современной церковной жизни, права и обязанности священнослужителей, преодолены разного рода злоупотребления и произвол. Например, обозначить в деталях, когда и по каким поводам возможны перемещения священника из одного прихода в другой, очертить границы и компетенцию епископа, священника, диакона.

На основании такой всесторонне разработанной правовой системы можно было бы решать все спорные вопросы в Церковном суде.

Кроме того, позволю предложить конкретные соображения, которые могут касаться процесса перевода священнослужителя:

  • решение о перемещении священнослужителя должно быть эффективным не только с точки зрения процесса управления, но и с точки зрения человеческих отношений;
  • важна информационная открытость. Чем прозрачнее принимаемые решения относительно кадровых перестановок, чем более они обоснованы, тем проще о них рассказать прихожанам и всем заинтересованным сторонам;
  • в ситуации, когда назревает непонимание, ропот, и есть предпосылки к «революции», необходимо повышать уровень коммуникации с людьми, имеющими протестное настроение. Попробовать найти возможность диалога, в котором постараться выяснить причины сопротивления, услышать предложения, попытаться объяснить, почему не получается так, как хотят люди и т. д.;
  • перемещение для священника, как правило, является шоком, который нужно пережить и по возможности слишком не драматизировать (хотя нужно признать, что с переводом часто ухудшается финансовое положение клирика, и это наиболее болезненно переживается). Не рекомендую погружаться в состояние крайнего уныния, идти за «штат», в раскол, мстить обидчикам или подключать влиятельных благодетелей. Особенное внимание необходимо уделить семье. Именно близкие разделяют с батюшкой все тяготы изменений его служения; Объективные факторы жизни священника — дети, школа, родители и т. д. конечно должны приниматься во внимание, но, с другой стороны, священник должен быть более дисциплинированным и более сознательным, чем работник предприятия или служащий учреждения. Священническая присяга не должна становится анахронизмом, традиционным формальным атрибутом;
  • прихожане могут продолжать общаться со священником, он может оставаться их духовником, только чтобы это было не в ущерб авторитету нового настоятеля. Банально, но нам, священнослужителям, необходимо развивать братские отношения, чтобы перевод не становился трагедией нашей христианской любви;
  • отдельный вопрос об иллюзиях, которые могут культивироваться на приходе. Когда община скорбит, возникает порыв идти добиваться правды, появляются обращения в интернете, пытаются не пускать нового священника в храм, привлекать представителей светской власти и СМИ. Самый худший вариант, когда перемещаемый священник начинает «воевать». Архиерей, конечно, может изменить свое решение, но он никогда не сделает это под давлением. Чем сильнее народ будет давить на архиерея, тем больше у него будет стимулов сопротивляться. Как бы ни разрешился конфликт, он останется очень глубокой «духовной раной» на долгое время;
  • отдельный момент, который необходимо учитывать, в том, что в общине могут быть люди, призвание которых скандалить, по поводу и без, и если они будут определять «повестку», конструктивных отношений не получится;
  • проблема перемещения священника часто обнажает такую духовную проблему как желание священника построить жизнь прихода таким образом, чтобы всё замыкалось на нём. А это порождает духовные перекосы и трагедии;
  • все рассказы о том, что священники «крепостные», как правило, призваны оправдать несознательность и некомпетентность священнослужителя. А ведь у него должно быть свое человеческое достоинство с высоким уровнем нравственной ответственности;
  • священнослужитель, который смиренно и сознательно исполняет благословение священноначалия, может всегда быть уверен в разносторонней и деятельной поддержке со стороны своего епископа.

Архиепископ Александрийский и Светловодский Боголеп (Гончаренко),
Журнал «Пастырь & Паства» № 1(6) 2020

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Мне кажется, проблема переводов духовенства не так уж сложна, если священноначалие совершает переводы действительно ради благоустроения церковной жизни. Я не архиерей, но 25 лет был благочинным и мне приходилось много раз предлагать правящему архиерею перевести какого-нибудь клирика с прихода на приход. Заранее было известно, что владыка митрополит не поддержит необоснованное предложение, я таких и не делал. Переводы были или с повышением, то есть рядовой клирик становился настоятелем, или с понижением, когда настоятель очевидно не справлялся с должностью, или по явной служебной необходимости.
Что значит «не справлялся»? Были случаи неисправимого пьянства. Были случаи болезненного душевного состояния, физической немощи, престарелости. Иногда некоторые прихожане бывали недовольны переводом любимого священника, но на стороне перевода стояли не прихоти мои или священноначалия, а правда Божия, поэтому недовольные в конце концов внимали объяснениям и успокаивались. Когда бывала служебная необходимость в переводе, тогда я сначала договаривался с теми клириками, которых касалось дело, заручался их пониманием и согласием, а уже потом направлял предложения митрополиту.
Был один очень трудный случай, когда невозможно было объяснить общине (кстати, очень большой и крепкой) причину перевода настоятеля. Но — слава Богу — сам батюшка спас положение. Мы совершили на приходе литургию с ним и с новым настоятелем, и уходящий на другое (настоятельское) место прежний настоятель сам обратился к народу со словами утешения, призвал всех к миру и любви, представил и похвалил нового настоятеля — и народ утешился.
Когда меня освобождали от должности благочинного, я и сам понимал причину, но приятно было, что не только викарий описал мне ситуацию, но и владыка митрополит побеседовал со мной за чашкой чая.
Бывают, конечно, нехорошие истории. Знаю случай, когда архиерей (ныне покойный) перевёл — без объяснения причин — многодетного священника с места на место 4 (!) раза в течение года. Против явных злоупотреблений нужно бы иметь в Церкви какие-то защиты.
Но всё же, я думаю, решающее значение имеют не церковно-правовые механизмы, а отеческое отношение правящего архиерея к духовенству. Архипастырь должен, насколько возможно, сам заботиться и о духовном, и о материальном благополучии клириков (роскошь не нужна, но, если народ не голодает, пастырь тоже не должен голодать). Если отеческое отношение есть, то пастыри будут тянуться за архипастырем, бесплодные же ветви, увы, приходится отсекать.

Последние Ваши, батюшка, 5 строк по сути и есть, как мне думается, исчерпывающий ответ на обсуждаемый вопрос.

На самом деле как хорошо, когда человек вырос в приходе, потом после семинарии возвращается туда же, там же служит, знает и людей и местные реалии - потом же за алтарём этого храма и похоронен! Ведь священник венчается престолу. (См.: IV Вс. 6. Ср.: Ап. 14,15; Особенно ясно об этом говорит I Вс. 15: «По причине многих смятений и происходящих неустройств, заблагоразсуждено совершенно прекратити обычай, вопреки апостольскому правилу обретшийся в некоторых местах: дабы из града во град не преходил ни епископ, ни пресвитер, ни диакон. Аще же кто, по сем определении святаго и великаго собора, таковое что-либо предприимет, или ДОПУСТИТ СДЕЛАТЬ С СОБОЮ таковое дело: распоряжение да будет совершенно недействительно, и перешедший да будет возвращен в церковь, к которой рукоположен во епископа, или пресвитера, или диакона».) То же самое и относится и к епископу — как хорошо, когда епископ вырос в своём городе, где его непорочную жизнь знают и духовенство, и паства, где сам он всех знает, где он уже себя зарекомендовал прежде епископства как любящий пастырь и отец. Невозможно же переводить мужа к другой жене, или отца к чужим детям. Точно так же — как можно отнять у духовных чад своего отца, которого он «родил благовествованием»?
Если же какой-то священник впал в пьянство — то перевод не решит проблемы, скорее всего, может даже усугубить внутренние проблемы. Ведь человек пьёт не от хорошей жизни. Тут, напротив, нужна и духовная, и психологическая, и, возможно, материальная помощь — и отстранение от служения хорошо тогда, когда совмещается с направлением в реабилитационный центр, нахождением иной работы на время восстановления, помощью семье. Также наказание в виде ссылки плохо тем, что не подразумевает права апелляции (в отличие от запрещения в священнослужении).

Наверное, «вечное» служение пастыря на одном приходе — реальность как раз тех времён, когда и архиереи рождались и умирали в одном городе, а священника поставляли из членов общины. И если начать с запрета переводов лишь священников — общую проблему это не решит. О какой вечной связи может идти речь, если священник в первый раз увидел своих прихожан уже имея на руках указ архиерея о назначении?



И как быть с переводами «на повышение», скажем настоятелем-строителем в новый храм? Это же миссия и рост Церкви, а никакой общины там пока ещё нету.



Но защита от произвола тоже не помешает, так как некоторые епископы используют переводы именно как инструмент недопущения формирования тесных связей. Недавно пришлось побывать в епархии, где митрополит после всего назначения за три года сменил всех настоятелей в городе. Причём некоторых — просто поменял местами. Для недопущения таких случаев действительно нужны какие-то инструменты.



Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Другие новости

Назначение епископа на кафедру делает ли его духовником всей епархии?
Протоиерей Георгий Бреев [†29.04.2020], Москва
Также ответили
Епископ Мефодий (Кондратьев), Каменск-Уральский
Протоиерей Константин Островский, Красногорск
Протоиерей Валериан Кречетов, с. Акулово
И другие...
1 октября 308 0
Жалоба начальству — стукачество или исполнение слов Христа?
Протоиерей Владимир Воробьев, Москва

Если клирик ведёт себя плохо, это — очень большая церковная беда,... Продолжение

Также ответили
Епископ Антоний (Азизов), Ахтубинск
Митрополит Лонгин (Корчагин), Ульяновск
31 января 620 6
Должен ли священник любить архиерея или достаточно подчинения и уважения?
Митрополит Лонгин (Корчагин), Ульяновск

Думаю, что подчинения и уважения в большинстве случаев достаточно. Это... Продолжение

Также ответили
Протоиерей Олег Безруких, Задонск
Протоиерей Георгий Бреев [†29.04.2020], Москва
Протоиерей Артемий Владимиров, Москва
Протоиерей Валериан Кречетов, с. Акулово
И другие...
19 декабря 1029 29
Сборы на епархиальные нужды — жертва прихожан на Церковь?
Епископ Антоний (Азизов), Ахтубинск
Также ответили
Епископ Мефодий (Кондратьев), Каменск-Уральский
Митрополит Лонгин (Корчагин), Ульяновск
25 августа 702 7
;
Что архиереи ждут от своих клириков? Практические рекомендации по взаимодействию со священноначалием
Митрополит Амвросий (Ермаков), Тверь

Надо, конечно, быть мудрым человеком и знать, кому и что можно говорить,... Продолжение

Также ответили
Митрополит Никон (Васин), Задонск
Епископ Мефодий (Кондратьев), Каменск-Уральский
Епископ Вениамин (Лихоманов), Рыбинск
Митрополит Дионисий (Порубай), Москва
И другие...
10 марта 1176 15
;
Принцип управления в Церкви
Протоиерей Павел Хондзинский, Москва

На этот вопрос отвечает в одном из своих изречений святитель... Продолжение

15 ноября 768 1
«Система» и семья: выбор?!
Митрополит Лонгин (Корчагин), Ульяновск

Это очень большой и сложный вопрос. Если «придется выбирать между... Продолжение

Также ответил
Епископ Константин (Островский), Коломна
14 октября 373 13
;
Последний Архиерейский Собор утвердил новое положение о наградах. Не слишком ли их много?
Митрополит Дионисий (Порубай), Москва
Также ответили
Протоиерей Константин Островский, Красногорск
Протоиерей Артемий Владимиров, Москва
Протоиерей Димитрий Смирнов [†21.10.2020], Москва
15 августа 601 1
О мерах «Материального обеспечения нуждающихся священнослужителей…»
Митрополит Дионисий (Порубай), Москва
Также ответил
Епископ Антоний (Азизов), Ахтубинск
19 июля 425 3
Архиерейский Собор 2016 года заблуждался?
Митрополит Дионисий (Порубай), Москва
Также ответил
Протоиерей Димитрий Пашков, Москва
18 марта 1782 0
Архиерей порой нуждается в указании на свои ошибки — епископ Касимовский Дионисий о доверии между клириками и священноначалием
13 января 238 7
Епископ Мефодий (Кондратьев): нехватка экклезиологического сознания мешает развитию пастырского служения
9 сентября 1747 6

ПАСТЫРСТВО: духовник душепопечение дети молодежь семья cмерть тяжелобольные епитимьи психология психиатрия
ЛИЧНОСТЬ СВЯЩЕННИКА: духовная жизнь священника пастырские искушения семья священника самоорганизация внешний вид
ПРИХОД: община храм настоятельство внебогослужебная жизнь дети на приходе причт клирос деньги
ТАИНСТВА: Евхаристия исповедь крещение венчание
БОГОСЛУЖЕНИЕ: Литургия постовое богослужение требы
СВЯЩЕННИК И ОБЩЕСТВО: власти СМИ вузы школы бизнес армия МЧС МВД больницы тюрьмы инославие НРД иные религии гонения
ИЕРАРХИЯ: епископ епархия благочинные МИССИЯ
УЧИТЕЛЬСТВО: проповедь катехизация
СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ: инвалиды бездомные наркоманы зависимые сестричества
АСКЕТИКА: пост молитва святые отцы монашество
ПАСТЫРСКАЯ ПОДГОТОВКА: призвание образование
ДРУГОЕ: беснование биоэтика богословие диаконское служение каноны 1917 covid Дискуссия