6 июля 2019
Анонимный вопрос

Что можно посоветовать акушеру-гинекологу, не желающему в своей работе производить аборты?

Существует ли законодательная база (российская) для решения данного вопроса?

Вопрос поступил в сентябре 2016 года, но вновь поднят наверх после получения очередного экспертного мнения

Врач-христианин должен четко понимать, что он не может, не имеет права делать аборт — нарушать заповедь «не убий». Он должен обратиться к своему начальству с просьбой о том, чтобы его избавили от необходимости совершать это действие.

В нашей практике такие прецеденты есть, в одних случаях врачей увольняли, в других оставляли работать. Они работали, а абортивной деятельностью занимались другие врачи, которых эта позиция совершенно не беспокоила. Такой врач должен быть готов к тому, что у него могут возникнуть сложности со своим начальством, его могут уволить. Но абортировать ребенка, конечно, невозможно для верующего врача.

Продолжение...

На счёт законодательной базы можно почитать, например, здесь.

Врач имеет право уведомить администрацию мед. учреждения о желании отказаться от того или иного пациента (в частности от того, кто просит сделать аборт), обосновав причины. Но администрация, в свою очередь, имеет право данный отказ не согласовать.

Православному человеку надо, наверное, искать такое место работы, где не нужно будет делать аборты. Всё же, акушеры-гинекологи не только делают аборты, у них много и других обязанностей. Я знаю многих православных акушеров-гинекологов, которые заранее, устраиваясь на работу, предупреждают администрацию, что не будут делать абортов, и не делают их. Если они хорошие врачи, их с удовольствием берут и предоставляют им возможность работать, не совершая этого тяжёлого греха.


Продолжение...

Конечно, врач, который откажется исполнять безнравственные пункты должностных инструкций, рискует потерять работу. Но, «профессия врача — это подвиг, она требует самоотвержения, чистоты души и чистоты помыслов» говорил Антон Павлович Чехов, как известно, врач по профессии.

История хранит благодарную память о тех, кто имел мужество стойко отстаивать то, что почитал святыней своей совести, рискуя потерять не только работу, но и жизнь. Об этом, например, свидетельствует Ветхий Завет: «Царь Египетский повелел повивальным бабкам Евреянок, из коих одной имя Шифра, а другой Фуа, и сказал [им]: когда вы будете повивать у Евреянок, то наблюдайте при родах: если будет сын, то умерщвляйте его, а если дочь, то пусть живет. Но повивальные бабки боялись Бога и не делали так, как говорил им царь Египетский, и оставляли детей в живых. Царь Египетский призвал повивальных бабок и сказал им: для чего вы делаете такое дело, что оставляете детей в живых? Повивальные бабки сказали фараону: Еврейские женщины не так, как Египетские; они здоровы, ибо прежде нежели придет к ним повивальная бабка, они уже рождают. За сие Бог делал добро повивальным бабкам, а народ умножался и весьма усиливался» (Исход 1:15−20).

И в недавнем прошлом, так же, как и в древности, встречаются подобные поразительные образцы мужества, сравнимого, а порой превосходящего то, которое требуется на поле брани. Например, польская акушерка пани Станислава Лещинская, которая будучи узницей немецкого конц. лагеря Освенцим, жертвуя собой, спасала чужие жизни.

Аборт разрушает не только личность мужа и жены, но и личность медицинских работников, его совершающих.


Врачи и медсестры, причастные к аборту, не могут не чувствовать свою вину. Участие в совершении аборта является нарушением принципа «Не навреди», известным из глубокой древности.

Доктор Б. Натансон в статье «Что ощущают врачи, когда делают аборт?» пишет об ужасных душевных переживаниях, которые испытывают медики, делающие аборты: «У одного из моих коллег во время каждого аборта были галлюцинации. Ему казалось, что зародыш старается воспрепятствовать аборту. Своими маленькими ноготками он будто бы цеплялся за стенки матки, боролся за то, чтобы остаться в своей защитной оболочке… Другие врачи обливались потом во время аборта, их руки дрожали. Между операциями они пили спиртное. Их мучили ужасные сны. Некоторые месяцами видели во сне только кровь». Создается противоестественное положение: один и тот же врач то лишает жизни неродившегося ребенка, то помогает матери родить младенца и борется за его жизнь. Отсюда так много грубости и цинизма в сфере родовспоможения, которые негативно влияют на настроение и состояние роженицы и новорожденного младенца. Внимательные медики и родители знают, насколько благотворно сказывается на духовном развитии ребенка доброжелательное и любовное отношение к нему тех, кто первыми встречают его появление на свет. В одном из роддомов раздается звон колокольчиков, встречающий появление на свет нового человека. Чтобы радикально решить проблему абортов, необходимо законодательно признать права личности ребенка в период его внутриутробного развития с момента зачатия. Таким образом, каждый, кто покушается на его жизнь, будет считаться преступником и понесет наказание в соответствии с действующим законодательством.

Поэтому можно утверждать, что отказ от совершения абортов — это не право, а прямой долг врача,


неукоснительное исполнение которого позволит оздоровить духовную атмосферу в родильных домах и других медицинских учреждениях, и, без сомнения, благотворно скажется на нравственном состоянии и историческом бытии всего нашего народа.


Продолжение...

Игумения Ксения (Чернега), кандидат юридических наук, профессор, руководитель Юридической службы Московской Патриархии

Российское законодательство не предусматривает безусловного права врача на отказ от прерывания беременности.

Закрепленное в ст. 70. Федерального закона от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» право лечащего врача на отказ от наблюдения за пациентом и его лечением, от проведения искусственного прерывания беременности может быть реализовано лишь при наличии следующего основания: если отказ непосредственно не угрожает жизни пациента и здоровью окружающих.

Очевидно, что нежелание врача умерщвлять зародившуюся жизнь по соображениям совести шире очерченной данным законом рамки отказа от «наблюдения за пациентом и его лечением».

Непосредственно право врача на отказ от производства аборта закреплено в п. 6 Декларации ВМА «О медицинских абортах» (Осло, август 1983, дополнена в ноябре 1983), согласно которому в том случае, «если личные убеждения не позволяют врачу сделать медицинский аборт, он должен перепоручить пациентку компетентному коллеге». Однако указанный источник — Декларация «О медицинских абортах» является этическим, а не правовым. Впрочем, на наш взгляд, существуют и известные правовые основания отказа врача от производства аборта. Дело в том, что в отечественном законодательстве действует разрешительный принцип, в силу которого «разрешено все, что прямо не запрещено законом». Иными словами отказ от производства аборта не является противозаконным деянием, поскольку такой отказ действующим законодательством РФ не запрещен. Тем не менее, отказы подобного рода не часто встречаются в медицинской практике.

Сдерживающую роль играют ст. 124 и 125 УК РФ, согласно которым врач привлекается к уголовной ответственности за «неоказание помощи больному без уважительных причин», а также за «заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности».

При этом порядок использования указанного права даже в существующих, ограниченных законом рамках, на подзаконном уровне не установлен.

В этой связи представляется достаточно важным предусмотреть в Федеральном законе от 21 ноября 2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» специальную статью, допускающую возможность отказа врача от производства аборта по морально-этическим соображениям, религиозным и иным убеждениям.

Что касается религиозных и иных убеждений, то и в нынешних условиях, при отсутствии в Основах специальной статьи, врач вправе в обоснование своего отказа ссылаться на п. 1 ст. 3 Федеральный закон от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях», согласно которому в Российской Федерации каждому гарантируется право на свободу совести и свободу вероисповедания, суть которого состоит в возможности иметь и распространять религиозные и иные убеждения, а также действовать в соответствии с ними. Отказ врача от производства аборта по религиозным убеждениям является типичным примером «действия» в соответствии с ними.

Однако ввиду общего характера п. 1 ст. 3 Федерального закона от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозные организации, прежде всего, христианские конфессии выступают за конкретизацию права на свободу совести применительно к врачу. Так, согласно XII.2 Основ социальной концепции РПЦ «Церковь призывает государство признать право медицинских работников на отказ от совершения аборта по соображениям совести».

Продолжение...

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

В настоящее время правовое регулирование искусственного прерывания беременности (аборта) осуществляется посредством двух федеральных законов — Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» и Уголовного кодекса РФ, а также рядом подзаконных нормативных правовых актов, в числе которых постановление о перечне социальных показаний для искусственного прерывания беременности и др.
Согласно ст. 56 ФЗ-323 об основах охраны здоровья, каждая женщина самостоятельно решает вопрос о материнстве. Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины, при наличии информированного добровольного согласия — при сроке беременности до 12 недель, по социальным показаниям — при сроке беременности до 22 недель; при наличии медицинских показаний и согласия женщины — независимо от срока беременности. Таким образом, в силу приведенной статьи, при сроке беременности до 12 недель человеческий зародыш может быть умерщвлен по любым основаниям, независимо от наличия медицинских и социальных показаний. По смыслу данной статьи, жизнь человеческого зародыша подлежит правовой охране лишь по истечении 12 недель с момента зачатия при условии отсутствия у матери социальных и медицинских показаний для искусственного прерывания беременности.
При наличии медицинских показаний жизнь человеческого плода вообще не составляет предмета правовой охраны — мать, а в некоторых случаях врачи могут распорядиться этой жизнью по собственному усмотрению.
С 2012 года единственным социальным показанием для искусственного прерывания беременности является беременность, наступившая в результате совершения преступления, предусмотренного статьей 131 Уголовного кодекса Российской Федерации.
Новеллой российского законодательства является ведение обязательного для соблюдения временного интервала между обращением женщины в медицинскую организацию для искусственного прерывания беременности и производством операции, что способствует осознанию женщиной предпринимаемого решения. Период ожидания составляет не менее 48 часов — при сроке беременности четвертая — седьмая недели; либо при сроке беременности одиннадцатая — двенадцатая недели, но не позднее окончания двенадцатой недели беременности. Более длительный период ожидания (не менее семи дней — «неделя тишины») установлен при сроке беременности восьмая — десятая недели беременности.
Действующим Приказом Министерства здравоохранения РФ от 1 ноября 2012 г. N 572н «Об утверждении Порядка оказания медицинской помощи по профилю «акушерство и гинекология (c изменениями и дополнениями от: 17 января 2014 г., 11 июня 2015 г., 12 января 2016 г.) не установлен порядок отказа врача от проведения аборта.

Не понимаю, как статья 124. «Неоказание помощи больному» (1. Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного) может относится к беременным? Беременность — это не болезнь, средней тяжести вреда, если не делать аборт — не наступает. Доктор обязан оказывать помощь больным, безусловно. Но беременность — это же не болезнь!



Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Ответы на другие вопросы
Все ли Таинства католиков признаются Православной Церковью?
Протоиерей Максим Козлов, Москва
18 сентября 258 0
Нужно ли крестить детей до воцерковления их родителей?
Митрополит Лонгин (Корчагин), Саратов

Если мы крестим детей неверующих родителей, то совершаем беззаконие... Продолжение

Также ответили
Епископ Вениамин (Лихоманов), Рыбинск
Протоиерей Константин Островский, Красногорск
Митрополит Игнатий (Пологрудов), Буэнос-Айрес (Аргентина)
Епископ Константин (Островский), Коломна
И другие...
16 сентября 2412 10
Позволительно ли маленьким детям сидеть на солее во время богослужения?
Епископ Антоний (Азизов), Ахтубинск
Также ответил
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
15 сентября 304 4
Можно ли принимать исповедь у человека, находящегося в некоторой степени алкогольного опьянения?
Протоиерей Георгий Бреев, Москва
Также ответили
Епископ Мефодий (Кондратьев), Каменск-Уральский
Протоиерей Димитрий Смирнов, Москва
Протоиерей Валериан Кречетов, с. Акулово
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
10 сентября 3110 8
Когда человек приходит с большим горем, как священнику его утешить и поддержать?
Протоиерей Сергий Филимонов, Санкт-Петербург

Это очень сложный вопрос. Я вспоминаю молитву отца Василия (Ермакова):... Продолжение

Также ответили
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
Протоиерей Николай Важнов, Москва
Митрополит Никон (Васин), Задонск
И другие...
9 сентября 1170 8
Можно ли для причастия духовенства раздроблять как частицу «ХС», так и частицы «NI» и «КА»?
Протоиерей Андрей Кривонис, Севастополь

Такая практика обусловлена не какими-то «символическими или иными... Продолжение

7 сентября 373 1
Можем ли мы считать раскольниками тех, кто «с нами не ходит»?
Протоиерей Константин Островский, Красногорск

Приведённые слова Христа «кто не против вас, тот за вас»,... Продолжение

3 сентября 281 1
Сборы на епархиальные нужды — жертва прихожан на Церковь?
Епископ Антоний (Азизов), Ахтубинск
Также ответили
Епископ Мефодий (Кондратьев), Каменск-Уральский
Митрополит Лонгин (Корчагин), Саратов
25 августа 593 6
Стоит ли крестить взрослых нагими?
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва

Я не думаю, что в наше время нужно так делать.Раньше отношение... Продолжение

Также ответил
Протоиерей Андрей Кривонис, Севастополь
24 августа 597 2
Читать ли разрешительную молитву над человеком, который отказывается примириться после конфликта?
Епископ Дионисий (Порубай), Москва
Также ответили
Протоиерей Владимир Воробьев, Москва
Епископ Константин (Островский), Коломна
20 августа 1866 2

ПАСТЫРСТВО: духовник душепопечение дети молодежь семья cмерть тяжелобольные епитимьи психология психиатрия
ЛИЧНОСТЬ СВЯЩЕННИКА: духовная жизнь священника пастырские искушения семья священника самоорганизация внешний вид
ПРИХОД: община храм настоятельство внебогослужебная жизнь дети на приходе причт клирос деньги
ТАИНСТВА: Евхаристия исповедь крещение венчание
БОГОСЛУЖЕНИЕ: Литургия постовое богослужение требы
СВЯЩЕННИК И ОБЩЕСТВО: власти СМИ вузы школы бизнес армия МЧС МВД больницы тюрьмы инославие НРД иные религии гонения
ИЕРАРХИЯ: епископ епархия благочинные МИССИЯ
УЧИТЕЛЬСТВО: проповедь катехизация
СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ: инвалиды бездомные наркоманы зависимые сестричества
АСКЕТИКА: пост молитва святые отцы монашество
ПАСТЫРСКАЯ ПОДГОТОВКА: призвание образование
ДРУГОЕ: беснование биоэтика богословие диаконское служение каноны 1917