13 февраля 2019
Анонимный вопрос

Как вести пастырскую работу с супругами, уклоняющимся от деторождения?

Большинство семей в России не готовы рожать более двух детей. Некоторые «церковные» семьи — не исключение. У священнослужителей, в первую очередь молодых, нет опыта и поэтому нет достаточных ориентиров в том, как вести пастырскую работу с супружескими парами, уклоняющимися от деторождения. Что можно им посоветовать?

Поделитесь опытом, как вести пастырскую работу с супружескими парами, уклоняющимися от деторождения.

Я скажу простую вещь: если человек начинает воцерковляться, то для него эта проблема отходит на второй план. Я знаю множество московских приходов, таких традиционно-многодетных, как, скажем, у отца Владимира Воробьёва, которого в своё время, при советской власти, сопровождала, если можно так сказать, армада духовных чад, и все они были многодетными. Вот его переводят из одного храма в другой, а за ним в этот храм приходят 500 новых прихожан.

Да, это, конечно, сложно, и требует огромной и усердной пастырской работы, но это реально. Когда люди начинают между собой дружить, когда они помогают друг другу, то понимают, что это не страшно. Ну вот у этих пять детей, а вот у тех — семь. И все на помощь придут. Тут-то ориентиры сразу и появляются.

Намеренно уклоняющиеся от деторождения воцерковленные супружеские пары — это достаточно большая редкость, ведь они понимают, что и цели, и, как говорится, радости семейной жизни без чадорождения какие-то ущербные.

Можно привлекать их к общению с теми семьями, кому они могут помочь. Если бездетные супруги помогают многодетным, то они «заражаются» от них многодетностью.


То есть можно их ввести в круг общения с теми, кто нуждается в помощи. Пусть верующие супруги не имеют детей, боятся, материально не готовы, но помочь-то они могут? Вот пусть и помогают. Глядишь — и поймут, что это, на самом деле, радость.

У меня есть некоторый опыт личного общения с многодетными. Моя покойная супруга очень любила многодетных прихожан и всячески им помогала. Дома у нас был большой склад вещей. Потом, когда я завёл машину и гараж — часть вещей переместилась в гараж. Супруга эти вещи без конца обрабатывала, перешивала, и под покровом ночи мы развозили их многодетным семьям. Обычно в мешках. При советской власти был такой принцип, что социальная помощь — дело государства, и за подобное могли наказать. Поэтому мы и развозили обычно под покровом ночи…

Во-первых, это очень увлекает. Во-вторых, приносит очень большую пользу и реальную радость тем, кто этим занимается. Поэтому, если есть такие прихожане, которые в брак вступили, но хотят «для себя пожить» — можно попробовать привлечь их к помощи многодетным. Это будет для них очень полезно и очень действенно.




Продолжение...

Христианское понимание любви основывается на понятии жертвенности. И, несомненно, жизнь людей в браке, как соединение их в любви, предполагает жертвенный подвиг.

Одним из важнейших подвигов для людей, решивших вступить в брак, — является подвиг деторождения и воспитания детей. Он наполняет супружеские отношения великим смыслом, освящает и очищает их, делает их соработниками Богу, если они воспитывают своих чад для Бога. Этот подвиг, как ничто другое, способствует духовному единству супругов и умножению в них любви.

Тем не менее, если по каким-либо физиологическим или иным причинам супруги не решаются на рождение детей, то для них,

по обоюдному согласию, возможен (а в некоторых случаях даже необходим) другой путь семейной жизни — подвиг воздержания (может быть, временного).


Т. е. сознательный отказ от супружеской плотской жизни и деторождения в виду медицинских или иных противопоказаний.

Если на подвиг деторождения Церковь благословляет супругов в таинстве Брака, то решившим взять на себя подвиг воздержания необходимо предварительно заручиться благословением опытного духовника, хорошо знакомого с обстоятельствами их жизни. На священнике, дающим такое благословение, лежит обязанность в каждом конкретном случае понять, насколько эта ноша будет посильной для данной пары, и насколько обоснован выбор данного пути.

Необходимо сознавать, что супружеские плотские отношения не являются физиологической жизненно важной необходимостью для человека, как пища или воздух, они являются удовлетворением плотского влечения друг ко другу, в результате которого происходит зачатие ребёнка. Попытки с помощью различных ухищрений отделить супружескую близость от деторождения и таким образом уклониться от одного из этих двух подвигов — противоестественны и рассматриваются Церковью, как прямое сопротивление замыслу Божию о человеке.

Действительно, отказываясь от подвига деторождения, супруги свои плотские отношения наполняют только желанием удовлетворить телесное влечение, которое неслучайно называется славянским словом «похоть», приобретшим низменный смысл.


Это плотское влечение супругов друг ко другу очищается искренним, горячим желанием родить сына или дочь, нового человека в мир, ребёнка, которому нужно будет отдать свои силы, наполнить его жизнь своей любовью. Стремление посвятить свою жизнь ребёнку является проявлением самоотверженной любви, соединяющей супругов-родителей и их детей в единый духовно-телесный организм — семью. В супружеской жизни, лишенной этой любви, та влюблённость, которая привела людей к браку, быстро подменяется плотской похотью, неспособной стать фундаментом и содержанием семейной жизни. В подавляющем большинстве случаев такие отношения ведут к разладу в супружеских отношениях и к разводу, и не могут получить одобрения со стороны Церкви.

Одной из важнейших задач православного пастыря является твердое напоминание людям, состоящим в браке или готовящимся ко вступлению в брак, о правильном отношении к деторождению, супружеской жизни и неотъемлемости подвига в семейной жизни христианина. Нельзя обходить эти вопросы и во время исповеди.


Продолжение...

В кровать к людям, конечно, не залезешь, да и нельзя. У них есть своя совесть, свои тайны, и мы не вправе командовать ими пошагово: сколько и когда рожать. Мы должны их ограждать от вещей непоправимых — например, от абортов. Мы должны им сказать, что если забеременеешь — не убивай. Это надо им властно сказать, мы обязаны им это говорить. Мы обязаны говорить и о супружеской верности. А уже дальше, в постельные темы мы лезть должны с осторожностью, а лучше не лезть. Сами расскажут, если запечёт.

В общей проповеди (не в личной, на исповеди, а именно в общей проповеди) говорить людям о том, что: конечно, нужно иметь более чем одного или двух детей. С трёх начинается некая норма. Людям заповедано «плодиться и размножаться». Когда папа, мама и двое детей — это мы плодимся: двое нас — двое вас. А размножаемся — когда нас двое, а вас уже минимум трое. Т. е. мы уйдём из мира, а вас будет трое — это мы размножились.

Говорить об этом нужно людям, что рожать нужно детей, и Бог не забудет. Есть такое прекрасное выражение одного из священников:

Мы думаем, что мы кормим детей. На самом деле — Бог кормит нас ради детей. И работу нам даёт, и силы, и прочее — только, чтобы мы подняли детей.


Есть два «режима» работы с паствой: всем (с амвона) и конкретно (на исповеди и в личной беседе).

Всем — это нечто общее, а конкретно — можно уже шлифовать заготовку. Так вот в общих позициях мы должны настраивать людей на то, что: «Мужья, люби́те свои жён, и не относитесь к ним сурово»; «Жёны, слушайтесь мужей своих, и не ерепеньтесь. Радуйтесь, что вы замужем, и люби́те мужей своих»; «Дети, будьте послушны»; «Отцы и матери, не изменяйте друг другу. Абортов не делайте, зачатых не убивайте, рожайте. Родили одного — отдохните, пусть утроба отдохнёт, и рожайте второго. Родили второго — Господь да не оставит вас; пусть утроба опять таки отдохнёт (как земля под паром походит), и рожайте третьего. Рожайте больше, сколько сможете, но одним не ограничивайтесь». Какие-то такие общие вещи, к этому нужно призвать с амвона.

Но я не вижу возможности говорить об этом конкретным людям. Вернее, есть такая возможность, но она ограничена. У каждой конкретной пары свои обстоятельства: он, например, неверующий или она неверующая, или он не хочет, или она обожглась на первых родах, и они у неё очень болезненны, или что-то ещё. То есть в каждой семье есть свои скелеты в шкафу. Поэтому, конкретно каждой отдельной паре давать конкретные указания: «Рожайте! Рожайте! Рожайте!» — я бы не стал. Только в случае, если вы хорошо знаете эту пару, как свои пальцы — тогда вы можете на чём-то настаивать, если вы их духовник.

Но если нет такого — тогда не лезьте, мне кажется. Просто давайте общие позиции правильной жизни людям в храме через проповедь. Приготовьте проповедь о нормальной семье, например: «Давайте сегодня поговорим, перед уходом из храма после Литургии о том, какой должна была бы быть нормальная семья. Как мы себе представляем идеальную семью? Давайте нарисуем картинку, некий эталон: „Идеальная семья“. Какая она? Вот бабушки, дедушки, отцы, матери. Сколько детей, сколько внуков. Кто кого кормит, кто за кого отвечает, кто за кем ухаживает». Нарисуем такую картинку — и это будет уже стимулом для того, чтобы потом люди услышавшие, разошлись по домам, и в семьях стали уже между собой об этом говорить. Один скажет: «Слушай, какая красота! Давай мы с тобой, мать, ещё одного родим». Другой скажет: «Не, не, не! Ни в коем случае». А в третьей семье — она ему скажет: «Слушай, отец, давай может быть и мы с тобой?». Нам не дано предугадать, как наше слово отзовётся.

Это касается общего проповедания норм нормальной жизни: детей должно быть больше, чем один (если Бог даёт), убивать их нельзя, и нужно хранить верность в браке. Вот какие-то такие общие, базовые вещи: послушание, труд, уважение, взаимное терпение, взаимная помощь. Необходимо настраивать церковное сообщество на то, чтобы мы думали о семейном строительстве. Ведь люди же не в вакууме живут: женщина с женщиной дружат, они поделятся друг с другом. Потом та, что услышала — мужу на ушко скажет. Потом мужики услышали — между собой друг ругу расскажут. Нужно говорить, а оно потом само пойдёт. А уже как оно будет проявляться — это будет видно.


Продолжение...

Надо говорить об этом в проповеди. О том, что «плодитесь и размножайтесь» — это первая Заповедь, которая дана Богом человеку ещё в Раю. Потому, если кто хочет во всей полноте райской жизни хлебнуть (хотя и трудной, потому что дети требуют очень большого внимания, самоотвержения), то только, когда вокруг много детей.

В наш детский дом приходит как-то проверяющая комиссия. И вот они там проверяют, смотрят документы, потом приглашаем чай попить. Время идёт, а они всё не уходят. У директора дел полно, она пытается их как-то их уже… Не хотят уходить. Говорят: «У Вас здесь так хорошо!» Почему? Отчего хорошо? А от того, что там, как в Раю. И хоть у них душа закоренелая, чиновничья, но она чувствует.

И если правильно устроена христианская семья, то в ней тоже очень хорошо. Больше деток — больше счастья.

Лучше всего доходит до сознания прихожан «параллельным транспортом» — ты говоришь всем, но имеешь в виду кого-то конкретного.

Тогда бывает эффективно.

Но бывает, что супруги и хотят, но детей нет. Есть очень хорошее средство для стимуляции деторождения. Как только пара, у которых лет пять, например, нет детей, берут под опеку какого-то ребёночка — через год рождают. Господь как-бы их проверяет, действительно ли они детей хотят. Можно этот способ рекомендовать.

Продолжение...

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Сложность вопроса ещё в том, что многие молодые женщины используют контрацептивы абортивного действия, и им необходимо задать соответствующий вопрос на исповеди…

Поскольку тема об отношении к контрацепции поднята на нашем сайте вновь, считаю своим долгом ещё раз высказаться по этому вопросу. Контрацепция, на мой взгляд, зло во многих смыслах, и лучше бы её люди не придумывали.

Придумали, кстати, не так уж давно. В романе Толстого «Анна Каренина» есть эпизод, когда Долли узнаёт, что Анна пользуется противозачаточными средствами. Это приводит её в шок — она никогда раньше не слышала о таких средствах. То есть ещё в XIX веке и бедные, и богатые рожали столько, сколько Бог давал. За редким исключением! Сегодня это исключение стало нормой и считается большим достижением науки и цивилизации.

И настолько стало общепринятой нормой, что во время прошлого обсуждения один священник написал даже, что жена «не свиноматка, чтобы рожать каждый год. Планирование семьи зиждется в том числе на уважении к женщине».

С этими словами никак нельзя согласиться. В «свиноматку» превращается человек (независимо от пола и рода занятий), когда забывает о Боге и весь погружается в удовлетворение своих желаний. Но по отношению к многодетной матери или к беременной женщине образ свиноматки не только груб, но и несправедлив. Может быть, и есть такие женщины, которые часто рожают и при этом ничего не думают, не чувствуют и Богу не молятся, но я таких не встречал, даже рассказов о таких женщинах не припомню, хотя, может быть, они и бывают.

Даже внешне многодетность не портит человека. У нас на приходе немало многодетных женщин — вполне симпатичные. У всех, правда, общая черта: лица решительные. Оно и понятно — приходится руководить коллективом из энергичной малышни. Даже стареют они не позже, чем нерожавшие. Одна из наших мамочек жаловалась, что, когда она лежала в больнице между вторыми и третьими родами, её там какой-то посетитель обругал малолеткой (мол, несовершеннолетняя, а туда же — беременеть).

Но это всё не главное. Главное то, что и беременность, и роды, и воспитание детей предполагают не пассивное «свиноматство», а настоящий христианский подвиг. Болезни, плохое самочувствие, разные ограничения во время беременности — это жертва, которую приносит мать ради своего ребёнка. Эта жертва у христианки — сознательная, сопряжённая с молитвой.

Приходится, бывает, бороться с ропотом, с саможалением, непониманием со стороны окружающих, даже родных. Если уж священник обозвал свиноматкой, чего от остальных ожидать? Бывает, муж не оказывает должного внимания, не помогает. Много чего бывает — и всё это женщина-христианка несёт как спасительный крест.

Об этом и у апостола Павла сказано, что «спасётся через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1 Тим. 2, 15). Ясно, что речь идёт не о физиологическом процессе родов, а обо всём подвиге женщины-матери «в вере и любви и в святости с целомудрием».

Воспитание детей некоторым людям представляется какой-то рутиной. Но это зависит от самого человека. Рутиной может быть и журналистика (помню лозунг друзей моей молодости, журналистов: «Ни дня без строчки, ни строчки бесплатно!»), и музыка, и что угодно. Но менее всего рутина — воспитание детей в семье.

У нас было четверо мальчиков с интервалом меду старшим и младшим 5 лет — никому не был скучно, и уж, конечно, не матушке. С каждым поговорить, поиграть; потасовки разобрать, уроки проверить и помочь сделать, плюс домашняя работа. Это трудно? — Да. Но это не рутина. И в этой деятельности творчества гораздо больше, чем в большинстве видов человеческой деятельности.

Поэтому тезис «планирование семьи зиждется в том числе на уважении к женщине» требует доказательства, но лучше его, по-честному, не доказывать, а признать ложным. Можно и нужно снисходить к немощи современного человека (любого пола), но нехорошо немощь называть идеалом. То есть вопрос, что лучше: рожать детей, сколько Бог даст, или пользоваться противозачаточными средствами однозначно решается в пользу «рожать детей, сколько Бог даст».

Но есть другие вопросы. Можно ли допускать к причащению людей, пользующихся контрацептивами? Может ли совершать Литургию священник, если он сам или его супруга используют контрацептивы? И, наконец, можно ли в качестве контрацепции использовать полное половое воздержание супругов?

Что касается последнего вопроса, то, конечно, если муж и жена уже состарились или по другой причине оба не испытывают желания полового общения (при сохранении любви и согласия), то проблемы нет.

Возможна ситуация, когда детей в семье нет или уже выросли и разъехались, а оба супруга духовно настроены и начинают вести дома, по сути, монашескую жизнь. Такое возможно для преуспевших в молитве и в борьбе со страстями людей.

Но если обычные молодые супруги (пусть даже верующие и по обоюдному согласию) решатся в качестве альтернативы контрацепции применить полное воздержание от близости, как бы заменяя этим подвигом труды и болезни рождения и воспитания детей, это чревато большими опасностями.

Известны примеры, во что выливается и к каким последствиям, бывает, приводит этот подвиг. Иногда под видом воздержания обычная близость замещается извращённой.

Иногда, чтобы избежать соблазна, супруги начинают проявлять друг к другу усиленную сдержанность, которая переходит в отчуждение. А, поскольку вне дома мужу и жене приходится общаться с людьми, то их естественная тяга к противоположному полу перенаправляется с законного на беззаконный объект, так что неразумный подвиг заканчивается прелюбодеянием.

Тут особенная опасность подстерегает священников, потому что они по роду своего служения много общаются с женщинами, а на общение с жёнами им бывает трудно выделить время.

Сам по себе подвиг полного воздержания в семье возможен, но как редкое исключение и не для немощных людей, а для настоящих подвижников. В духовном отношении этот подвиг много выше и труднее, чем подвиг родительства. И как же можно на человека, отказавшегося понести сравнительно лёгкий крест, возлагать значительно более тяжёлый (в духовном отношении)?

Как поступать с прихожанами, пользующимися контрацептивами? Если не допускать их до причастия, не получится ли большой беды? Незначительная численно часть будет рожать, сколько рожается. Многие будут лукавить, а очень многих мы просто выставим за порог церкви наравне с людьми, делающими аборты. Не будет ли последнее зло гораздо хуже первого? И ведь не случайно в Социальной концепции Церкви написано, что «…средства, которые не связаны с пресечением уже зачавшейся жизни, к аборту ни в какой степени приравнивать нельзя».

Невозможно требовать от людей подвига выше сил. Конечно, мы должны верить, что, как говорится, если Бог пошлёт детей, то пошлёт и на детей. Но неплохо также помнить, что Бог нам не гарантирует земного благополучия.

Скажем, буду я от прихожан требовать, чтобы они рожали без ограничений, правильно обещая им помощь Божию. И вот придёт ко мне прихожанин с 5-м ребёнком на руках, живущий в съёмной комнате в коммуналке, и скажет: «Вы, батюшка, требовали, чтобы мы с женой не предохранялись и обещали, что Бог поможет. А где нам теперь благословите жить?»

Если вопрос о допустимости использования противозачаточных средств священниками будет поднят на уровень священноначалия и зайдёт речь о канонических прещениях, то есть об официальном запрете контрацепции для семей священнослужителей, то это может привести к таким, например, вариантам развития событий:

1) матушки будут пользоваться контрацепцией как бы тайно от батюшек;

2) нечестные батюшки будут отрицать пользование контрацептивами, хотя и будут пользоваться;

3) честные батюшки, которые выполнят требования, столкнутся с искушениями, о которых сказано выше;

4) честные батюшки, которые не решатся рожать, сколько рожается, или у которых матушка откажется, должны будут выходить за штат.

Можно и ещё представить варианты развития событий.

Я считаю контрацепцию, как и многие другие «успехи» цивилизации, злом. Но это не чей-то личный грех, а такое же общественное зло, как, например, война. Она зло, но никто не в силах прекратить войны на земле, и поэтому мы благословляем людей служить в армии. Так и с контрацепцией: она вошла в жизнь цивилизованного общества и соблазнила общество как целое. И то, что раньше было общим правилом (и цари, и купцы, и крестьяне рожали, сколько родится), теперь стало большим подвигом. Поэтому, приветствуя те семьи, которые решаются не пользоваться контрацепцией, мы не должны требовать этого не только от всех наших прихожан, но и от священнослужителей.

Все люди разные. У нас в городе одна матушка родила 8 человек, потом случился выкидыш, потом вскоре взяли с батюшкой на воспитание сироту. А другая женщина недавно родила четвёртого ребёнка, я, поздравляя её, пошутил, мол, давай теперь пятого, а она мне серьёзно так говорит: «Нельзя ли перерывчик сделать?» Тут я понял, что лучше поменьше шутить. А кто-то готов расплакаться только от предположения, что придётся «с пузом ходить» и несколько часов тужиться в родах.

Не будем никого осуждать, но будем честно называть зло — злом, немощь — немощью, а подвиг — подвигом.

Спасибо, отец Константин! Мне кажется очень важным последний вывод: очень важно называть зло — злом, немощь — немощью, а подвиг — подвигом. Как раз это смещение, как бы исподволь, происходит и в церковной жизни. Если священник может сказать про рожающую женщину, что она «свиноматка», а про контрацепцию, что это великое благо цивилизации, такое же как лекарства, техника и т. д. Это означает, что такое смещение базовых понятий духовной жизни уже произошло. Вот это-то и кажется гораздо большим злом, чем сама контрацепция.

Дорогие отцы, хотелось бы услышать ваше мнение именно о тех средствах, которые связаны с пресечением уже зачавшейся жизни, а их сейчас множество, очевидно обходить вопрос о контрацепции на исповеди нельзя, что вы думаете об этом?

Мне, наверное, в данном вопросе проще вести беседу с такими парами, в силу того, что я семейный врач и клинический психолог. Проблема, на самом деле существует, и она решаема, при правильном подходе. По этому вопросу, можно книгу написать, но остановлюсь на некоторых причинах, с которыми я сталкивался в пастырской практике. Очень часто отсутствие православной культуры и православного воспитания даёт такие результаты, когда пары не спешат или не хотят родить или завести детей, образовав, тем самым, свою семью. 1.Гедонизм. Максимально выжать удовольствия от общения друг с другом. Поиск новых ощущений, мнимых удовольствий. Извращённое понимание супружеских отношений. Ребёнок в такой семье воспринимается, как «случайный продукт любви», который, скорее «мешает» отношениям, чем цементирует их. 2. Отсутствие духовно-нравственных ориентиров и понятий, что такое православная семья. При этом отсутствуют понятия, что такое православная семья, страх перед неизвестным (как растить, как воспитывать, что делать вообще, если…). Как правило, положительный опыт многодетных семей находит весьма примитивные объяснения (у них много денег, им помогают родители, они живут в совершенно в иных условиях, чем мы…). 3. Специфические проблемы со здоровьем. Сюда можно отнести психолого-психиатрические проблемы, анатомо-физиологические проблемы, которые необходимо решать пастырю вместе со специалистами. Пастырю необходимо научится рассказать о чадородии, как о некоем чуде, чтобы само объяснение, сам рассказ пастыря звучал как благословение, и, ни в коем случае, не сыпать высокопарными терминами и не запугивать таких людей. Не нужно бояться работать в связке со специалистом психологом или врачом. Приходящий человек должен понимать, что проблема есть, проблема актуальна, и есть способы ее разрешить. Могу поделиться радостным опытом, что несколько пар уже родили своих детей, некоторых уже крестил, а несколько ожидают рождения своих детей.



Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Ответы на другие вопросы
О совершении поклонов перед перенесением Преждеосвященных Даров
Митрополит Лонгин (Корчагин), Саратов

Я согласен с автором этого вопроса: на практике это действительно... Продолжение

20 марта 554 0
О причащении Святых Христовых Тайн в период эпидемии
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва

Через огонь нельзя передать заразу, через причащение из одной Чаши,... Продолжение

Также ответил
Протоиерей Владимир Воробьев, Москва
12 марта 2673 18
Может ли священник участвовать в военных действиях?
Протоиерей Димитрий Пашков, Москва

1. 43-й канон свт. Василия Великого со всей определённостью называет грехом... Продолжение

194 0
Участие в Евхаристии при непереносимости глютена или вина
Протоиерей Павел Хондзинский, Москва

За 24 года ко мне ни разу не подходили люди с непереносимостью... Продолжение

Также ответил
Протоиерей Константин Островский, Красногорск
8 марта 317 0
Супружеское воздержание в пост: обязанность или добровольный подвиг?
Протоиерей Георгий Бреев, Москва
Также ответили
Епископ Константин (Островский), Коломна
Протоиерей Николай Важнов, Москва
Протоиерей Владимир Воробьев, Москва
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
3 марта 3113 11
Чувствую тягу к алкоголю. Как бороться с недугом?
Епископ Антоний (Азизов), Ахтубинск

Я рад, что батюшка осознаёт эту проблему и, кажется, он уже на пути... Продолжение

Также ответили
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
Протоиерей Игорь Бачинин, Екатеринбург
Диакон Иоанн Клименко, Москва
26 февраля 579 3
Участие нескольких диаконов в Евхаристическом каноне
Протоиерей Андрей Кривонис, Севастополь

В вопросе соборного совершения богослужения, наверное, лучше всё-таки... Продолжение

25 февраля 343 0
Нужно ли освящать свечи на праздник Сретения Господня?
Протоиерей Лев Махно, Тула

Это местная традиция. В «Настольной книге для... Продолжение

14 февраля 1883 3
Должен ли священник указать человеку на неисповеданный грех, о котором ему достоверно известно?
Митрополит Дионисий (Порубай), Москва
Также ответили
Митрополит Игнатий (Пологрудов), Буэнос-Айрес (Аргентина)
Протоиерей Димитрий Смирнов, Москва
Протоиерей Константин Островский, Красногорск
Протоиерей Георгий Бреев, Москва
И другие...
13 февраля 1273 7
Стоит ли пытаться сохранить семью?
Протоиерей Валериан Кречетов, с. Акулово
Также ответили
Протоиерей Николай Важнов, Москва
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
11 февраля 721 1

ПАСТЫРСТВО: духовник душепопечение дети молодежь семья cмерть тяжелобольные епитимьи психология психиатрия
ЛИЧНОСТЬ СВЯЩЕННИКА: духовная жизнь священника пастырские искушения семья священника самоорганизация внешний вид
ПРИХОД: община храм настоятельство внебогослужебная жизнь дети на приходе причт клирос деньги
ТАИНСТВА: Евхаристия исповедь крещение венчание
БОГОСЛУЖЕНИЕ: Литургия постовое богослужение требы
СВЯЩЕННИК И ОБЩЕСТВО: власти СМИ вузы школы бизнес армия МЧС МВД больницы тюрьмы инославие НРД иные религии гонения
ИЕРАРХИЯ: епископ епархия благочинные МИССИЯ
УЧИТЕЛЬСТВО: проповедь катехизация
СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ: инвалиды бездомные наркоманы зависимые сестричества
АСКЕТИКА: пост молитва святые отцы монашество
ПАСТЫРСКАЯ ПОДГОТОВКА: призвание образование
ДРУГОЕ: беснование биоэтика богословие диаконское служение каноны 1917 Дискуссия