4 января 2019

Опыт отказа от «тарифов» и «рекомендуемых пожертвований» на сельском приходе

епархия Россия, Самарская епархия
город с. Воскресенка
храм Воскресения Христова
Нужда прихода

Мы столкнулись с тем, что само существование цен на требы и Таинства отталкивает людей от храма, мешает их воцерковлению.

Кроме того, наличие ценников в храме провоцирует потребительское отношение к Церкви со стороны приходящих в храм людей, что в свою очередь никак не помогает росту финансового благосостояния прихода.


Как появилась идея?

Став настоятелем сельского храма в 2012 году, я обнаружил значительную бедность людей — как активных прихожан храма, так и потенциальных прихожан из числа жителей села. И в 2014 году, предварительно посоветовавшись с собратьями-священниками, уже убравшими к тому времени цены на своих приходах, я решил ввести эту практику и у себя.

Для меня идея убрать ценники с прихода связана в первую очередь с заповедью Господней: «Итак не заботьтесь и не говорите: что нам есть? Или что нам пить? Или во что одеться? Потому что всего этого ищут и язычники, и потому что Отец ваш Небесный знает, что вы имеете нужду во всем этом. Ищите же прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф 6:31−33). Священник не может жить, не полагаясь на волю Божию. Если он настоятель, как мне кажется, это касается и вопроса финансового благосостояния прихода.

Мысль о том, что в храмах необходимо убрать «прейскурант» озвучивалась не один раз ещё Святейшим Патриархом Алексием II, который говорил: «Во многих храмах действует определенный „прейскурант“, и заказать какую-либо требу можно, лишь уплатив означенную в нем сумму. В храме, таким образом, идет открытая торговля, только вместо обычного продается „духовный товар“, то есть, не побоюсь сказать прямо, — благодать Божия… Ничто так не отторгает людей от веры, как корыстолюбие священников и служителей храмов».


Как это работает?

Все что связано с молитвой — Таинства, требы, поминовение в храме («записки»), сорокоусты и прочее, больше не облагается фиксированной ценой (даже с формулировкой «рекомендуемое/минимальное пожертвование»). В церковной лавке ставится ящик, куда люди опускают пожертвование — ту сумму, которую сочтут нужной.

В нашей епархии требуют финансовые отчеты, в которых отдельно прописаны некоторые Таинства или «записки», поэтому мы сделали несколько ящиков для целевых пожертвований, на ту или иную форму молитвы. Например, у нас в крестильне стоит ящик, куда опускают пожертвование именно на Таинство Крещения.

В основном объеме храма у нас стоит 2 ящика (на благотворительность и на храм), ещё один в Богоявленском пределе, где совершается Таинство Крещения, а в лавке стоит двойной ящик с пожертвованием на храм и на «записки».


Ящики делали сами. Мы стараемся по большей части всё делать силами прихода: так получается дешевле и качественнее.

Пока у нас нет возможности продавать церковную утварь без фиксированной цены. То есть всё, что мы покупаем в епархии, свечном цехе или ещё где-либо, продается с минимальной наценкой. Хотя в последнее время стали некоторые свечи отдавать за пожертвования (без ценников).

Но на мой взгляд тут всё правильно — одно дело конкретный товар, который был сделан и привезен в храм, и совсем другое дело — это молитва. В первом случае можно посчитать затраченный материал и человеческий труд, а вот с молитвой это не возможно. Что можно посчитать в записке на обедню? Чернила, бумагу и частичку, которую вынули из просфорки? Но это же смешно.


Что необходимо для реализации практики?

  • Небольшие финансовые затраты для приобретения/изготовления ящиков для пожертвования.
  • Разъяснительная работа с работниками лавки и прихожанами храма, научение их идеи жертвенности.

Ключевые моменты

Когда я ввел данную практику на своем приходе, многие священники говорили мне, что тоже пробовали её вводить, но через пару месяцев оставили это дело. Действительно, первые месяцы запуска практики — самые трудные, порой даже очень тяжелые: мысли оставить практику были и у меня. Важно здесь положиться на Бога и не оставить это доброе начинание.


Отправные точки

На начальном этапе необходимо было решить вопрос отмены ценников как с сотрудниками прихода, так и со священноначалием.

На приходе ввести данную практику было проблематично — сотрудники храма считали, что она повредит его благосостоянию. Приходилось постоянно объяснять то, зачем это нужно.

Затем необходимо было обсудить данную практику с благочинным. Он отправил меня в епрахиальное управление.

Там я не встретил существенных возражений против практики как таковой. Для епархии было важно, чтобы с прихода вовремя были отправлены необходимые взносы.

Однако бухгалтер епархии отнесся к практике с опасением, поскольку приходу необходимо предоставлять отчет о том, откуда и за что заплачены деньги на приходе. Чтобы снизить градус опасений, мы и поставили разные ящики, а в финансовом отчете это отражаем.

В итоге, с приходом и священноначалием всё было согласовано. К тому же, благодаря тому, что появилось несколько ящиков, стало самому удобнее контролировать финансовую ситуацию.

Теперь я могу аргументированно отвечать на опасения других священников, когда вижу, что средняя сумма пожертвования, например, за Крещение получается такой же, как и рекомендованная епархией — 700 рублей.


Но отношение людей — совершенно другое.

Какие плоды это принесло?

Улучшение благосостояния прихода не было целью данной практики. Но когда прошло около года после её запуска, стало больше прихожан, а число крещений увеличилось более, чем в два раза.


У приходящих на крещение я спрашивал, почему эти люди едут именно к нам, на что многие отвечали, что, в том числе, и из-за отсутствия «прайс-листа». Настоятель, который положиться в этом вопросе на волю Божию, получит больше, нежели если будет всё время повышать цены на требы.

Другим плодом данной практики можно считать развитие социальной деятельности на приходе.

После того, как мы убрали цены, появилось желание двигаться дальше: помогать адресно самым нуждающимся людям. Затем эта помощь через администрацию нашего села стала оказываться малоимущим семьям как в нашем селе, так и в двух соседних деревнях.

Также мы собираем деньги на оплату питания в школах и детских садах для детей, чьи родители не имеют для этого собственных средств. Мы стараемся помогать в том числе и детям-мусульманам. Эта акция нашла большой отклик у людей.

Вся эта социальная активность прихожан стала развитием идеи, заложенной в данную практику: «туне приясте, туне дадите» (Мф 10:8). После исчезновения «тарифов» и «ценников», сознание людей начало меняться от потребительского (всё ради себя) к подлинно христианскому (всё ради ближнего), что способствовало развитию социальной деятельности прихода.


Контакты
иерей Максим Портнов
portnov85@mail.ru
http://xramvoskresenka.ru/

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

На свечи пробовали не ставить ценник, люди теряются — не понимают, сколько жертвовать. Поэтому самые простые за пожертвования, остальные с ценником. Но это если много храмов в районе, если один — можно что угодно делать.
На требы цены не устанавливаем, если спрашивают — говорим примерно. Понятно, что венчание с хором стоит адекватных денег — хор бесплатно петь не будет.
Епархию это не интересует, есть фиксированная сумма налога. Бюджет не страдает от этого, зато страдает от катехизации. Это худшее, что можно придумать — люди массово идут в соседние храмы, где крестят без бесед. Им проще заплатить.

При заказе требы, когда я слышу вопрос:
«Сколько мы Вам будем должны ?»
я отвечаю:
«Нисколько. Это свободное пожертвование.
Жертвуйте сколько хотите и сколько можете».
После такого ответа никто не испытывает затруднений.

Если желают, чтобы пел хор — договариваются с руководителем хора. Договариваться о цене услуг — вообще не функция священника.

Благодать бесценна и дается даром.
Священник свободно жертвует временем и силами.
Священнику тоже свободно жертвуют.
Я никогда не остаюсь без средств к существованию.

При заказе требы, когда я слышу вопрос:
«Сколько мы Вам будем должны ?»
я отвечаю:
«Нисколько. Это свободное пожертвование.
Жертвуйте сколько хотите и сколько можете».
После такого ответа никто не испытывает затруднений.

После такого давления на совесть («сколько хотите и сколько можете») всегда испытываю затруднение, т.к. всегда стеснен в денежных средствах. Бывало, найму рабочего на ремонтные работы. Спрашиваю, «сколько будет стоить», а он отвечает: «сколько дашь». И тут сразу дилемма: мало дать — обидишь, дать лишнего — не хватит на другие затраты.

Однажды лечу в Москву. Прихожане дали денег и записки, чтоб в Лавре заказал поминать. Подхожу в храме Лавры к монаху за ящиком, спрашиваю: «сколько стоят сорокоусты, годовые…», а он отвечает: «сколько пожертвуешь». Опять дилемма. Не хочу и монахов перегружать чтением записок с малым пожертвованием, не хочу и прихожан своих обделить малым чтением их записок. Тогда спрашиваю монаха: «у меня столько-то записок и столько-то денег, в какую стопку положить записки?». Ответ был сразу, принял записки поминать на полгода. Т. е. желаемое пожертвование в голове у них есть.

Другое дело, цены за требы должны быть умеренными и не вызывать удивления. У нас на приходе Крещение и Венчание просто совершается бесплатно и без пожертвований. Если желают делать пожертвование, то объясняем, что для этих целей в притворе есть специальный ящик, куда можно положить любое пожертвование, не привязывая его к таинству.

Есть у меня прихожане, которые просто приносят свою десятину. Это отдельная тема. Как правило, они не покупают свечи и не пишут записки. Мой долг просто за них молиться.

Есть еще одна проблема в некоторых епархиях, где архиереи просто доят свои приходы. Там даже отцам-бессребреникам приходится заниматься церковной коммерцией.

Показать другие ответы

Как ловко монах за ящиком оценил в денежном эквиваленте время «чтения» записок. За одну сумму он готов читать пол года, за другую — год. Вам кажется, это нормально?

Может быть монах принимал постриг, чтобы просто молиться, не задумываясь о монетизации своих «трудозатрат»? Может и жертвователь должен давать пожертвование, не обдумывая, как получаемый «эффект» будет зависит от заплаченной суммы?

Такие вот денежно-таварные отношения и провоцируют у прихожан и захожан чисто потребительское отношение. А что ещё хуже — клирики начинают относиться к своим обязанностям, не как к службе Богу и людям, а как к оказанию духовных услуг. За 1000 рублей буду месяц молиться, за 5 тысяч — пол года (один месяц в подарок!)

У меня на приходе тоже было так только в другой форме. Лежали свечки записки и денежный ящик. Торговли не было, но были указаны цены. Также всегда что-то лежало для бесплатной раздачи — маленькие фото храмов который мы сами делали, недорогие иконки, брошюры, газеты. Хватило на 12 лет служения.

Дорогой отец Виктор! Не могли бы Вы пояснить 3 вещи:

1 — как Вы осмысляете присутствие ценников и отсутствие торговли? Вроде как в практике отца Максима принципиально приравнивается наличие прейскуранта цен с торговлей.

2 — на что был ценник, на что не было, если не секрет?

3 — почему Вашей практики хватило на 12 лет, что случилось через 12 лет?

Простите за задержку с ответом. Были указаны цены за свечи и на требы. Фактически это нечто промежуточное между между открытой торговлей за свечным ящиком и сугубой жертвой. Но люди знали что можно было не платить вообще или жертвовать посильную сумму. Что двенадцать лет был переведен на другой приход с другими традициями. Более подробно могу ответить в личку.

Весьма неоднозначный опыт, как видится.

Вопрос — какая добродетель воспитывается в данном случае?

Если оценивать со стороны священника, то тогда — да: священник победил в себе страсть сребролюбия. И это очень хорошо. Действительно, в наших церковных лавках цены превышают все разумные пределы. Куда годится, если цена на «Закон Божий» — 950 руб., когда в оптовом магазине — чуть больше 200? Сверх меры поднятые цены вызывают справедливое возмущение паломников.

А если — со стороны прихожан, то тут движет, как написано в статье, «отсутствие „прайс-листа“», т. е. протестное настроение.

Закон врождённого Богопознания, по словам свт. Кирилла Александрийского, побуждает нас приносить благодарственные жертвы Всех Зиждителю (по: свт. Кирилл Александрийский, Глафиры, о Каине и Авеле).

Авель принес самое лучшее из стад, и Господь его жертву принял, а Каин «второстепенными почтил всех Бога, и тем оскорбил Его» (там же).

Хорошо, если прихожане благочестивы и имеют высокую самодисциплину. Тогда они, по наитию Духа, сами определяют сумму пожертвований.

А прочие, не имеющие достаточной подготовки, знаний, опыта? Очень часто жертва бывает весьма, скажем, скромной. Чувствуется, что человек жалеет о «потерянных» деньгах и своей жертвой, соответственно, оскорбляет Бога.

Протест против фиксированных цен возникает, скорее всего, от чувства зависти к достатку священника. И поэтому многие ищут бедные храмы и охотно жертвуют ради бедности, но не ради Бога.

И в этом — весь ответ: прихожанам надо объяснять, что жертва должна быть во имя Бога или святого, в честь которого храм, а не во имя бедности храма, нестяжательности священника или социальной работы на приходе.

Ценник, думаю, нужен для сохранения порядка и дисциплины, а цифры должны соответствовать размеру дохода в данной местности. Тогда не будет ни протеста, ни ропота.

Дорогой отец Даниил! В Вашем комментарии есть некая нестыковка. Вы говорите о жертве, но потом оказывается, что к жертве надо приучать через ценники и дисциплину. Дело в том, что в мире существует три типа экономических систем: рыночная (например, современный капитализм), распределительная (например, советская система) и дарообменная, т. е. система экономической жизни, основанная на даре (есть примеры в традиционных обществах, но не близкие нам, как первые две). Более того, все три системы всегда сосуществуют одновременно в любом обществе, даже если одна модель и является доминирующей. Так, например, современный капитализм предполагает государственное регулирование (т.е. распределение) и ситему дарообмена (благотворительность, родственный обмен и т. п.).

Самым ярким признаком рынка является «ЦЕННИК», самым ярким признаком распределительной системы — «ДИСЦИПЛИНА», а самым ярким признаком дарообмена «ОТСУТСТВИЕ ЦЕННИКОВ И ДИСЦИПЛИНЫ». У Вас остались самоочевидные и понятные признаки первой и второй логики жизни (рынок и распределение), а где же хоть один явный признак третьей логики — жертвы? Как можно его найти в храме? Только в отсутствии ценников. Святейший Патриарх Алексей не раз об этом говорил. Пусть будут ценники на книги и на свечи, но не на Таинства и записки. Тогда будет и первое, и второе, и третье. А так — никакой жертвы нет.

Я не берусь ни судить, ни советовать что-то сельскому священнику. Это особые отношения с паствой, свой особый мир. Но есть примеры сельских приходов, где эта практика — совершения треб за пожертвования, оказывается работает. Я хочу сказать совсем другое. С церковной точки зрения, совершенно невозможно ставить под сомнение практику отказа от ценников. Сомнительной всегда есть и будет именно практика выставления или объявления ценников на совершение треб, даже в виде «рекомендуемых размеров пожертвования». Ваш комментарий можно прочитать именно в смысле критики самой идеи отказа от ценников в принципе, а не в конкретной ситуации конкретного села. Думаю, что в таком виде это очень сложно богословски обосновать. Все Евангелие против торговли.
Показать другие ответы
Очень тактичный ответ! Большое спасибо, о. Николай!
Да, Вы правильно поняли: я не берусь давать советы конкретному приходу, но считаю, что порядок должен быть даже в таком, по-видимому, добровольном деле, тем более, что речь идет совсем не торговле, а о благословении Божием.
Премудрый Соломон сказал :"… Ты все расположил мерою, числом и весом" (Прем. Сол. 11:21)
В Ветхом Завете существовал определенный порядок при жертвоприношении, причем, существовало понятие и минимальной жертвы: «двух горлиц или двух молодых голубей» (Лев.2:7).
При жертве всесожжения (видимо, добровольной: «когда кто из вас ХОЧЕТ принести жертву Господу» (Лев. 1:2)) следовало подробное описание, что именно следует принести, а не произвольно выбранное животное.
Самая «соль» именно такого правила :"… и приобретет он благоволение, во очищение грехов его." (Лев.1:4).
Соломон, по своему усердию, принес тысячу всесожжений, :" и сказал Бог: проси, что дать тебе" (3 Цар. 3 :5)
В Евангелии Богородица приносит жертву, следуя данному порядку. А Закхей обещает Господу: " …если кого чем обидел, воздам вчетверо." (Лк. 19:8). И Господь одобряет и принимает эту жертву. А почему — вчетверо? Почему не вдвое, втрое? А в Законе была записана именно эта цифра. Закхей следовал порядку, установленному Господом. Кстати, и десятину Господь не отменяет: «…сие надлежало делать…» (Лк. 11:42).
Слово Божие — Слово Вечное, поэтому не напрасно записано было в книге Левит о порядке жертвоприношения. Да, обрядовый Закон отменён, но что от него осталось в вечности? Очевидно — порядок.
Кажется, свт. Иоанн Златоуст сказал, что современная Литургия в священнодействии напоминает древнее жертвоприношение. Только там — прообраз, а сейчас — сама истина. Это и видно, если вникнуть в Писание.
Следовательно, остался и порядок самого приношения жертвы от прихожан, но, понятно, в современных условиях.
У апостола сказано: «…кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет» (2 Кор.9:6)
А какая мера скупости и щедрости?
По опыту замечаю, что те, кто жертвует добровольно, но скудно, постоянно жалуются на здоровье, проблемы на работе, семейные неурядицы. На тех, кто жертвует обильно и щедро, пребывает Божие благословение, и они наслаждаются миром и достатком.
Кроме того, очень многие испытывают смущение от слов :" Сколько дадите!" А некоторые пользуются этим, принося «простыни» записок, не вложив даже минимального труда в дело молитвы. Но, кстати, платят потом собственным здоровьем, по свидетельству одного прихожанина, который заметил связь между количеством имён и собственным самочувствием.
От уст священника прихожане закона ищут (ср. Мал. 2:7 и далее, ст 8.), спрашивая о том, как приносить :"жертву Господу в правде" (Мал.3:3), а мы отмалчиваемся, оставляя это на произволение прихожан. Неправильно это.

Дорогой отец Максим! Спасибо за описание практики!

Когда меня поставили настоятелем на мои приходы, меня тоже смущали цены требы. Частные требы (в сельской местности об этом очень актуально говорить) всегда были за пожертвование. Цены храмовых треб у нас были ниже, чем у других. Потом я их вообще отменил. На это, кстати, меня вдохновили отец Димитрий Смирнов и другие священники, высказывавшиеся по этой теме в православных интернет-ресурсах. Хотя понятно, что у того же отца Димитрия храм городской, да еще и в столице.

Сельские священники могут сказать, что приход в селе и приход в городе — вещи разные. В селе сложнее выживать. Но на моей собственной практике и практике еще нескольких священников, если убрать ценники на требы в сельских храмах, жить можно. Господь не оставляет. И отец Максим верно замечает, описывая свой опыт, что иногда люди жертвуют больше, чем могли бы пожертвовать по фиксированной цене! Есть у человека возможность, если священник скажет о том, что пожертвовать можно столько, «сколько пожертвуете», и все пройдет хорошо, человек пожертвует больше. Понятно, что какая-нибудь многодетная и бедная семья не может дать много, дает меньше, но и с них и спрашивать каких-то денег стыдно! Неимущих лично я всегда пытаюсь отговаривать от того, чтобы они что-то жертвовали — чтобы у людей не складывался стереотип, что «в церковь без денег не сходишь». Нужно воспитывать такое сознание у людей, чтобы они понимали, что двери храма открыты всегда и для всех, и в какой бы ситуации не был человек, он всегда может прийти, и ему будет оказана благодатная помощь. А священник не должен казаться зажравшимся деньгосборщиком, он должен показать свою открытость и готовность послужить, помочь, совершить требу. И человек видя это, конечно, захочет батюшку отблагодарить — если не сразу, то потом. Через эти случаи видно, что Господь никогда не оставляет священника, который отказывается от цен.

Храм деревенский, 130 километров от дома. В лучшем случае 5 человек на службе. Это почти как семья. Ценников нет совсем, так было и при моём предшественнике. Устроился на работу, служу по выходным. Так и выживаем.

В объявлении на нашем храме (Московская область, Рузский район) указано, что все Таинства совершаются бесплатно. Но крещений это не прибавляет, так как я требую обязательную подготовку к Таинству Крещения от родителей и крёстных. В результате большинство людей идут в храмы, где цена есть, а подготовка минимальная. Голосуют рублем, так сказать. Я частенько интересуюсь, где же всё-таки крестили ребёнка и как, так что знаю ситуацию фактически.
Насчёт ценника на свечи. Есть опыт, когда свечи распространялись за свободное пожертвование. Но в результате получалось, что это храм жертвует свечи людям, а не наоборот. Брали охапками (особенно дети), жертвовали пять рублей.
Записки и сейчас на свободное пожертвование. Но замечается тенденция с некоторыми людьми, которые ходят по храмам, а их у нас достаточно в округе, наш самый «неудобный» для посещения. Бывает, приносят пачки записок, хотя народа в храме не так много. Но с этим я, слава Богу справляюсь))) Слышал разговоры людей, обсуждающих цены записок в храмах. Люди несут и передают, где «повыгодней».
Иногда, кога вижу 20 записок по 15 имен, написанных одним человеком (и это только о здравии), начинаю принимать помыслы, что неплохо бы, начиная с пятой записки и далее вводить «прогрессивную цену», для дисциплины.

Служу в сельском храме. Отказ от «тарифов» полностью поддерживаю и практикую. Вначале страшно было (приход не богатый), но потом как-то пришло осознание, что священника кормит не приход, а Господь (на хлеб с маслом всегда хватает). Прихожан, конечно, это не прибавило (возможно из-за специфики села и удаленности от города). Зато появилось чувство независимости от прихожан и увеличилась зависимость от Бога)))



Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Остальные приходские практики
Храм, где хорошо и детям, и родителям. Опыт организации приходской детской комнаты и игровой площадки
Епископ Антоний (Азизов), Ахтубинск
6 октября 426 0
Байдарочные походы: преодоление разобщенности прихожан и включение подростков в приходскую жизнь
Протоиерей Феодор Бородин, Москва
25 августа 336 0
Детская площадка силами сельского прихода: точка притяжения подростков к храму
Иерей Максим Портнов, с. Воскресенка
13 июля 562 0
Приходское АНТИкафе — способ объединить семью священника, прихожан и жителей соседних домов. Рекомендации по созданию
Протоиерей Алексей Батаногов, Москва
25 июня 915 0
Семейный летний лагерь — возможность детям и их родителям попробовать жизнь Церкви «на вкус»
Протоиерей Феодор Бородин, Москва
18 мая 529 0
Приходские курсы английского как миссия среди молодежи. Опыт курсов свт. Феликса Бургундского
Иерей Илья Письменюк, Москва
27 сентября 1683 1
Участие детей в богослужении
Игумен Савва (Молчанов), Москва
20 марта 1918 2
Приходская школа семейной жизни
Протоиерей Павел Гумеров, Москва
30 сентября 1763 1
Украсим вместе храм для детей! Способ собора средств на роспись храма, когда нет прихожан
Иерей Иоанн Захаров, Москва
21 июля 1956 0
Молебны о даровании детей. Миссионерский проект
Протоиерей Михаил Зазвонов, Москва
2 июля 2478 0

ПАСТЫРСТВО: духовник душепопечение дети молодежь семья cмерть тяжелобольные епитимьи психология психиатрия
ЛИЧНОСТЬ СВЯЩЕННИКА: духовная жизнь священника пастырские искушения семья священника самоорганизация внешний вид
ПРИХОД: община храм настоятельство внебогослужебная жизнь дети на приходе причт клирос деньги
ТАИНСТВА: Евхаристия исповедь крещение венчание
БОГОСЛУЖЕНИЕ: Литургия постовое богослужение требы
СВЯЩЕННИК И ОБЩЕСТВО: власти СМИ вузы школы бизнес армия МЧС МВД больницы тюрьмы инославие НРД иные религии гонения
ИЕРАРХИЯ: епископ епархия благочинные МИССИЯ
УЧИТЕЛЬСТВО: проповедь катехизация
СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ: инвалиды бездомные наркоманы зависимые сестричества
АСКЕТИКА: пост молитва святые отцы монашество
ПАСТЫРСКАЯ ПОДГОТОВКА: призвание образование
ДРУГОЕ: беснование биоэтика богословие диаконское служение каноны 1917 Дискуссия