26 ноября 2016
Анонимный вопрос

При встрече с беременной женщиной, которая хочет сделать аборт, что со стороны священника наиболее убедительное, чтобы она отказалась от этого шага?

Бедный священник, встретивший бедную женщину, которая решилась превратить своё чрево в могилу. Они оба бедные. Он бедный, потому что должен сейчас совершить нечто, похожее на подвиг. Она бедная, потому что уже в намерении является убийцей. И, как правило, не от хорошей жизни.

Что им надо делать? Нужно священнику внимательно выслушать её, и составить себе хорошее представление о её анамнезе (истории болезни). Нужно отодвинуть все дела и сказать: «Слушай, расскажи мне. Ну, сколько тебе лет? Дети у тебя вообще есть или нет? А кто отец? Почему ты хочешь своего ребёнка убить? В чём проблема? Где ты живёшь? Ты иногородняя или местная? Кто твои родители?» и т. д. и т. п. В общем, узнать о ней всё, что возможно. Наверняка, она по мере разговора расплачется, потому что разговаривая о себе, в состоянии аффекта и в состоянии этого настроя на крайние меры, человек не сможет не плакать. То есть, здесь священник выступает в роли громоотвода. Он будет сидеть и слушать то, что эта бедная женщина, либо допустившая ошибку в жизни, либо опозоренная, либо обманутая, либо просто как-то глупо поступившая, будет выливать ему свою душу. Ему нужно набраться терпения, слушать и задавать наводящие вопросы.

Когда у него пред глазами будет конкретная картина, тогда нужно будет думать, о чем дальше с ней говорить. Потому что одно дело женщина замужняя, загулявшая от мужа и забеременевшая на стороне. Совсем другое дело — девчонка приехавшая в институт учится, например из Барнаула или из Таганрога, и где-нибудь в Москве или в Питере, например, понесшая во чреве, боящаяся родителей. Другое дело — женщина, имеющая детей, но не имеющая квартиры, живущая на перекладных. В общем, везде будет какая-то своя картина.

Но в любом случае, причины желания беременной женщины сделать аборт священнику должны быть понятны, и ему нужно будет сказать ей: «Слушай, родная сестричка (или когда будет „дочка“ ему по возрасту), не убивай человека», и: «Чем тебе помочь?».

Надо будет задать такую страшную фразу: «Чем тебе помочь?»

Например, она скажет: «У меня нет денег, вообще, за квартиру платить; я, вообще, живу у подружки в общежитии, и вообще не знаю, как я буду жить дальше». Тогда священник должен будет сделать следующее титаническое усилие и сказать ей: «Мы тебе поможем». Скажем, — «На каком ты месяце?», например, — «На третьем», — «Ну, мы тебе найдём возможность заплатить за 6 месяцев жилья. Мы снимем тебе квартиру, заплатим за тебя. Не знаю как, но поможем тебе как-то прокормиться, прожить. Но не убивай ребёнка, пожалуйста». То есть нужно будет по ситуации исходить из этого самого, и быть готовым помочь ей. То есть, идёт война за нерождённого ребёнка. Мы не знаем, кто этот ребёнок и кто его отец. Мы вообще ничего не знаем. Собственно, мы и о ней ничего не знаем, — только то, что она сказала (хотя может она и соврала).

Но мы ведём войну за ребёнка, который уже есть, и мы должны быть готовы помочь ей. Как правило, это помощь психологическая и финансовая. «Я боюсь сказать маме», «Я боюсь, меня муж убьёт, ребёнок не от него», «Я одна. Мне негде жить. Как я его буду воспитывать? У меня ещё нет профессии, я молодая», и т. д. Это эффектное состояние родившееся в женщине.

Если она родит ребёнка, никуда она не денется от своего ребёнка, не убьёт его и не бросит его (за редким исключением странных кукушек-убийц). Она будет любить его, беречь его, и будет видеть в нём своё счастье. Может быть, это единственное счастье, которое у неё будет в жизни, и надо просто не дать ей убить его. Нужно быть готовым, во-первых, слушать её, потом — жалеть её (не ругать, а жалеть, ругать уже поздно), плакать вместе с ней, и нужно быть готовым помочь ей. Женщины все разные. У беременных физически всё одинаково в результате одинаковых процессов, но психологически, по-житейски всё очень по-разному происходит.

Дальше уже должна быть наша христианская взаимопомощь. Для этого мы должны иметь какие-то деньги, отложенные специально, который можно просто взять и отдать, если мы видим в этом необходимость. Все церкви, да и все христиане, должны иметь где-то за иконочкой специально отложенные деньги, на святой непредвиденный случай: на лекарство кому-то, на срочную помощь, на жертву кому-то. Не себе, а кому-то.

И когда вы эту первую боль снимите (это вы снимаете первый приступ острой боли), тогда вы и спасаете человека. Потом она его доносит, родит и никому не отдаст. Потом придёт и покажет его вам, скажет: «Вот сын Вашей любви» или «Вот дочка Вашей заботы. Помните, я приходила к Вам? Вот это мой ребёнок». Бывает по-разному, конечно, но чаще всего бывает именно так, потому что большое счастье у женщины, когда у неё есть дети.

Так что, надо быть готовым слушать, плакать и помогать им.


Продолжение...

Если она пришла, мы с Вами должны понимать, что даже неосознанно (в подсознании) она этого делать не хочет. И вот эту струну, которая позвала в Церковь, и надо найти в её душе.

Я в таких случаях говорю: «Зачем убиваешь? Отдай мне. Я его воспитаю, выкормлю. Кроме того, в любой момент, как только скажешь, я тебе его отдам. Только не убивай».

Только какое у меня правило:

Вот ты родишь — никому не говори, что ты ребёнка отдаёшь. Ты в роддоме его грудью покормишь, а потом мы за тобой тихо на машинке приедем, ребёночка заберём, телефон мой — вот он. Как передумаешь — привезём назад, даже во Владивосток, если уедешь туда, чтоб тебе на билет не тратиться. Если я обману — ты всегда сможешь на меня «подать», скажешь: «Священник мне голову заморочил, вот его телефон, вот адрес».
Тебе вообще ничего не надо. Я тебе и денег дам, чтоб ты восстановилась!
Ты мне объясни: убивать-то зачем? Вот какой в этом смысл? У тебя на совести будет грех. Ты же не знаешь, как старухи (совершившие в молодости аборт) приходят и рыдают. Постой, подожди, сейчас придёт одна, я тебя позову — ты послушаешь, что она говорит, как она мучается теперь. И ты будешь мучиться всю жизнь. А тут с чистой совестью будешь. Ведь и раньше приносили, подбрасывали в монастыри, отдавали на обучение, отдавали и бездетным тёткам, которые замуж не вышли. Только не убивай!

И как показывает практика, как только грудью покормит — она уже и не звонит.

Продолжение...

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Тема абортов сложна для обсуждения в нашем обществе и многие боятся говорить о ней, поскольку, с одной стороны, считают ее слишком деликатной и боятся грубости со стороны священника, с другой, сами как-то причастны к ней.


Что касается разговора с человеком, имеющим намерение сделать аборт, то готовых рецептов здесь нет и быть не может, хотя есть набор аргументов, используемых лично мной на практике, мне симпатичных, и, как правило, действенных.


Для церковных людей:
1. Самый главный аргумент для церковного человека (если для церковного человека вообще возможна постановка проблемы с абортом) — сказать, что ребенок — это план Божий о человеке, и аборт — это вмешательство в этот план.
2. Если человек живет жизнью Церкви, и он имеет представление о том, что такое грех, имеет смысл напомнить, что бывают смертные грехи и повседневные. Аборт — смертный грех, убийство, после которого (по канонам) нельзя причащаться Святых Христовых Таин. 10 лет.
3. Для утробных младенцев вопрос убийства осложняется еще и тем, что они лишаются святого крещения. Как с биологической точки зрения жизнь начинается с зачатия, так и с духовной — душа дается человеку в момент зачатия. День «Благовещения», а не Рождество, является днем начала жизни Христа на земле. Так и у каждого человека. Беременная женщина — это не будущая мать, она уже настоящая мать, только ребенок еще не способен до определенного времени к жизни вне материнского тела.
4. Отсылки к Писанию (После всемирного потопа Бог заключает завет с Ноем и обещает ему защиту, если же кто обидит человека, зверь или другой человек, того ждет равносильное наказание (Быт. 9.6); Египетский фараон пытался уничтожить еврейский народ при помощи повивальных бабок (тогдашней системы родовспоможения) и приказывал им: «когда вы будете повивать у евреянок, то наблюдайте при родах: если будет сын, то умерщвляйте его, а если дочь, то пусть живет». (Исх.1:15−22). Эти женщины не слушались фараона, обманывали его (хотя это могло грозить им смертью). Они не убивали еврейских мальчиков, поскольку Бога боялись больше, чем фараона, и сказано, что Бог благословил дома их за это, и у них все было хорошо; В Библии же мы встречаем повеление о наказании за вред, причиненный беременной женщине и ее плоду, как к равному человеку, но по несколько другим признакам. В случае если кто ударит беременную и она потеряет младенца, наказание могло быть двояким. Если младенец уже был сформирован, то наказание было подобно «глаз за глаз и смерть за смерть»; В Новом Завете в Послании к Галатам апостол Павел, перечисляя грехи, препятствующие наследию Царствия Божия (Гал. 5:20), называет farmakeia — что в русском переводе 19 века переведено, как чародейство или употребление смертоносных снадобий (врачами) и, в частности, для извержения плода. В последующие века это утверждение апостола было закреплено и в христианском кодексе правил. Василий Великий, епископ Кесарийский, во второй половине 4-го столетия пишет: «Дающие врачевство для извержения зачатого в утробе суть убийцы, равно и приемлющие детоубийственные отравы». В связи с этим вызывает глубокую скорбь широкое распространение в наше время среди христиан контрацептивов, которые обладают прямым, частичным или хотя бы побочным абортивным эффектом, но это уже другая тема).


Для людей нецерковных нужно говорить это же, только не прямым текстом, а примерами из жизни. Приведу несколько дополнительных аргументов:


1. Если заповеди — знаки дорожного движения, то аборт — это автокатастрофа.
2. Если человек делает аборт, то где будут наши полководцы, где наши ученые или государственные мужи? -можем спросить мы у Бога. Что Он ответит — в абортарии.
3. Если разговор идет о том, что рожать трудно, плохие условия, имеет смысл напомнить о том, что Менделеев был семнадцатым ребенком в семье, Пирогов — тринадцатым, Циолковский — одиннадцатым, Мечников — четвертым, Гагарин — третьим, отец маршала Жукова — вообще подкидышем.
4. Поскольку Библия говорит, что Бог наказывает детей за вину родителей до третьего и четвертого поколения,
то важным становится понять, как грех будет передаваться по наследству. Этого мы не объясним, но одно понятно, что счастья построить на костях своих детей невозможно.


Можно представить ситуацию сейчас, когда священник просто встает в тупик, что делать с женщиной, которая сделала за свою жизнь 20 абортов или врачом, на счету которого несколько тысяч таких операций.


На самом деле сейчас многодетная мать или врач, отказывающийся делать аборт, выглядят в нашем обществе белыми воронами, они буквально беззащитны перед законом. Их могут выгнать с работы, в любом ведомстве им «крутят у виска», могут оскорбить или высмеять. Закон о свободе совести в нашем обществе не работает, религиозные убеждения, как идеал и внутренний нравственный стержень человека до сих пор еще считаются признаком отсталости и недалекости или не научности (как будто науке позволено быть безнравственной). Получается, что врач, не желающий убивать, или мать, рожающая еще одного ребенка, становятся почти исповедниками, как бельмо в глазу, как немой укор тем, кто не может решиться на то, чтобы идти против «мнений света». Возникает ощущение, как будто существует немой сговор, что хорошим быть плохо, и это закреплено в гражданском кодексе. Толкать кого-то на исповедничество трудно — выдержит ли он? Но вот обратиться к властям, чтобы позволено было порядочным гражданам иметь свою совесть свободной от греха — необходимо. Мы как представители церкви ощущаем свою вину перед паствой в том, что до сих пор в мирном обществе мы допускаем существование дискриминации по религиозному признаку.


Возникает вопрос — неосуждающая позиция со стороны священника не является ли его абортивным мышлением (то есть, оправдывающим)? Человеку непонятно, как можно говорить о чем-то не осуждая или не оправдывая его. Но наша цель — не осудить кого-то и не оправдать, а заступиться.


И здесь вспоминается известная молитва святого праведного Иоанна Кронштадского, для всех нас, священников, актуальная: Господи, даруй мне не видеть грехи других людей.



Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Ответы на другие вопросы
«Миссионерские» остановки на отпевании
Епископ Константин (Островский), Коломна

Всё должно быть естественно. Отпевание — это чин, который... Продолжение

Также ответил
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
21 сентября 206 4
Крест без распятия — символ или просто украшение?
Протоиерей Андрей Кривонис, Севастополь

Виды и способы ношения нательных крестов Крест — главный символ... Продолжение

16 сентября 527 0
Венчание людей, не состоящих в официальном браке
Протоиерей Константин Островский, Красногорск

Люди живут вместе иногда многие годы, имеют детей, называют себя мужем... Продолжение

Также ответили
Протоиерей Лев Махно, Тула
Митрополит Лонгин (Корчагин), Ульяновск
13 сентября 1224 0
Можно ли принимать исповедь у человека, находящегося в некоторой степени алкогольного опьянения?
Игумен Иона (Займовский), Москва

Я лично не вижу смысла преподавать таинство Покаяния человеку... Продолжение

Также ответили
Протоиерей Георгий Бреев [†29.04.2020], Москва
Протоиерей Димитрий Смирнов, Москва
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
Протоиерей Валериан Кречетов, с. Акулово
И другие...
10 сентября 4439 9
Когда человек приходит с большим горем, как священнику его утешить и поддержать?
Епископ Николай (Погребняк), Балашиха

Нужно, безусловно, выслушать человека.И, конечно, можно вместе помолиться... Продолжение

Также ответили
Протоиерей Павел Хондзинский, Москва
Протоиерей Сергий Филимонов, Санкт-Петербург
Митрополит Никон (Васин), Задонск
Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл
И другие...
6 сентября 2838 8
Активность мирян на приходе: нужно ли инициировать или ждать инициативу мирян?
Митрополит Дионисий (Порубай), Москва
Также ответил
Митрополит Лонгин (Корчагин), Ульяновск
2 сентября 1361 4
Возможна ли миссия через спорт?
Протоиерей Максим Козлов, Москва
31 августа 413 1
Критерии воцерковленности прихожан
Протоиерей Валериан Кречетов, с. Акулово
Также ответили
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
Митрополит Лонгин (Корчагин), Ульяновск
Протоиерей Артемий Владимиров, Москва
29 августа 1337 1
Записки «простые» и «заказные». Надо ли их разделять?
Архимандрит Иов (Гумеров), Москва

Любая записка, поданная в алтарь на Литургию, должна поминаться... Продолжение

Также ответил
Протоиерей Владимир Воробьев, Москва
28 августа 718 3
На исповеди некоторые люди механически перечисляют грехи. Как разговорить человека и помочь покаяться?
Протоиерей Георгий Бреев [†29.04.2020], Москва
Также ответили
Протоиерей Владимир Воробьев, Москва
Епископ Антоний (Азизов), Ахтубинск
26 августа 974 0

ПАСТЫРСТВО: духовник душепопечение дети молодежь семья cмерть тяжелобольные епитимьи психология психиатрия
ЛИЧНОСТЬ СВЯЩЕННИКА: духовная жизнь священника пастырские искушения семья священника самоорганизация внешний вид
ПРИХОД: община храм настоятельство внебогослужебная жизнь дети на приходе причт клирос деньги
ТАИНСТВА: Евхаристия исповедь крещение венчание
БОГОСЛУЖЕНИЕ: Литургия постовое богослужение требы
СВЯЩЕННИК И ОБЩЕСТВО: власти СМИ вузы школы бизнес армия МЧС МВД больницы тюрьмы инославие НРД иные религии гонения
ИЕРАРХИЯ: епископ епархия благочинные МИССИЯ
УЧИТЕЛЬСТВО: проповедь катехизация
СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ: инвалиды бездомные наркоманы зависимые сестричества
АСКЕТИКА: пост молитва святые отцы монашество
ПАСТЫРСКАЯ ПОДГОТОВКА: призвание образование
ДРУГОЕ: беснование биоэтика богословие диаконское служение каноны 1917 Дискуссия