2 ноября 2021

Не является ли психология «троянским конем» внутри Церкви?

Не сомневаюсь, что психолог, который живет осмысленной христианской жизнью, основываясь на Писании и Предании, может с помощью знаний психологии помочь христианину. Но, анализируя публикации известных православных психологов, можно отметить, что в своих размышлениях они почти всегда основываются на исследованиях других психологов, но никак не на вероучении и опыте Церкви.

В итоге мы получаем на выходе следующее: человеку оказывается сиюминутная поддержка за счёт отдаления от Церкви.

К этому стоит добавить следующее: со стороны христианских психологов нередко теперь можно услышать критику святоотеческого наследия, а также отрицание некоторых моментов православного вероучения. Например, мне лично доводилось слышать от психологов, называющих себя «православными», что бесов не существует, так как все можно объяснить с помощью психиатрии.

Может я сгущаю краски, конечно. Поэтому мне хотелось бы услышать от уважаемых собратьев, есть ли у них подобные же опасения? И если есть, что делать?

Вопрос поступил в июне 2020 года, но вновь поднят наверх после получения очередного экспертного мнения

С моей точки зрения, отчасти — это правда. Неправильно преподаваемая и неправильно употребляемая психология как инструмент в пастырской практике может стать Троянским конём и индивидуально для священника, и в целом некой проблемой для Церкви.

Не должно быть подмены инструментов чисто пастырской практики психологией. Если это происходит, случается беда.

Снова приведу в пример Сретенскую семинарию, где ещё с 1995 года мы ввели курс психологии. Он был у нас в самом начале обучения и длился семестр, или год, сейчас не вспомню. Этот курс вели православные специалисты, они рассказывали о знаниях, которые даёт наука психология, применительно к пастырскому опыту: как различать психотипы или какие-то чисто психологические ситуации и то, как психология коррелирует со святоотеческим учением. Рассмотрение этой области знаний через призму святоотеческого учения было нашей главной и абсолютно естественной задачей, которую мы ставили перед психологами. Психология в таком виде — это помощь. Как и светская история, светская литература и прочее.

Сейчас же мы с тревогой начинаем замечать тенденцию постепенной, иногда подспудной, подмены пастырских инструментов на инструменты психологии. И опасность здесь — в том, что психологи полагают за благо некоторые положения, которые абсолютно неприемлемы в пастырской практике. Например, многое из учения Фрейда и производных от него — то, на что любой психолог скажет: «Расслабьтесь. Впустите все прекрасные мысли, получайте удовольствие и не комплексуйте». В этом наши понимания абсолютно разные. Я специально сейчас привёл грубый пример, но есть и более тонкие моменты.

Считаю, что надо самым серьёзным образом заняться исследованием вопроса о рамках применения психологии в пастырской практике и осмыслить это критически. Потому что эти подмены имеют место в результате непрофессиональных действий некоторых психологов и священников, а также в результате того, что наши студенты порой слишком впечатлительны в силу своего возраста. Они начинают слишком надеяться на вдруг появившуюся «панацею» в их пастырской практике и попадаются на эту подмену. Этого нельзя допускать! Психология — это инструмент, в том числе и в пастырской практике, но инструмент опасный, его надо применять очень выборочно.

Неслучайно многие священники, которые оставляют сан, становятся именно, как им кажется, профессиональными психологами. Но надо понимать, что профессиональная подготовка психолога и в России, и за границей занимает больше десяти дет. Допуску к практике предшествует долгий период обучения. Например, в Западной Европе эта подготовка длится около 12 лет, к этому относятся очень серьёзно.


Продолжение...

Мы сейчас говорим о психологии как предмете, который появился в советское время. До революции этот предмет был объединён с религиозным предметом. Психология и религия были едины. Позднее их разделили в университетах. Психология стала каким-то атеистическим предметом, а религия оказалась сама по себе. Я за то, чтобы сохранялось это единство и чтобы этот предмет жил в Церкви, и именно у священников. В Церкви это всегда приветствовалось.

Священник должен быть психологом. Он должен видеть, что с человеком; эта обязанность лежит на нём. Поэтому я смотрю на психологию положительно. Если священник владеет этим предметом, очень хорошо. У нас некоторые батюшки заканчивают магистратуру по психологии.


Продолжение...

Основой должна служить молитва, а не психологические методы. Молитва, как сказал Христос и апостолы, есть мир наш. Если будет Христос в уме и в сердце, то будет и мирность, в которой рождается молитвенный настрой. Поэтому в храме нужно на это обратить внимание. Не ради психологических методов, не для красования или для того, чтобы угодить настоятелю или людям. В храме главное — молиться.

Именно на молитвенности должна строиться и подготовка священнослужителей. Чтобы она помогала священнику, настраивала на молитвенный лад прихожан.


Все это касается и священнослужителей, и певчих, и чтецов. Здесь важно не голос показать, протараторить, а служить, читать, петь и молиться самим. Тогда эта молитвенность будет передаваться всем, кто приходит в храм.

Нам дана молитва, а не внешняя только сторона. И если будешь молиться, то внутри, в этой мирности ты услышишь тихий голос Божий. Господь научит, что нужно сказать вопрошающему. Но если подходить с чисто психологической точки зрения, то будешь отвечать от своего разума — будешь и ошибаться.

Здесь является именно Божия благодать, потому что служение — это не человеческое, а божественное.


Продолжение...

Дискуссия о месте психологии в жизни Церкви в последние месяцы развернулась активно и, надо сказать, не без перехлёстов. Эта дискуссия идёт на разных православных порталах, есть как сторонники, так и противники применения психологических методов. Кажется, здесь нужно отделить то, что полезно, от перегибов.

Наверное, каждый священник, который служит много лет, в какой-то мере тоже является психологом, а если не является, то наверное, он не очень хороший душепопечитель.


Он же должен понимать, что вот эта раба Божия, которая произносит громко и легко сокрушенные слова и почти плачет, совершенно не обязательно глубоко и искренне раскаивается — у неё просто слёзы близко лежат. А вот этот немногословный и не склонный к эмоциональным проявлениям человек, в тех двух-трёх словах, которые он произнёс на Исповеди, уже сказал достаточно. А вот у этого человека, очевидно, было неблагополучное детство (деспотичная мать или ушедшей из семьи отец), и это наложило отпечаток на то, как он себя ведёт.

Кроме того, священник должен понимать, что к нему могут привязываться, особенно лица противоположного пола, и ему нужно уметь проявлять и понимание, и такт, чтобы, с одной стороны, не оттолкнуть человека от Церкви, а с другой стороны, избежать ненужной привязанности к личности пастыря. Конечно, во всех этих аспектах знание законов человеческой души очень важно.

Возьмем молитвенную жизнь. Есть привыкание и к молитвенным текстам. Многие люди говорят на Исповеди, например, о сухости на молитве, о том, что им трудно читать на протяжении десятилетий одни и те же утренние и вечерние молитвы. Есть непреодолимый закон привыкания, после которого одни и те же слова не будут переживаться всякий раз с той же мерой интенсивности, как переживались когда-то. Нужно искать пути, как помочь человеку, посоветовать ему, как действовать в подобной ситуации. Всё это вполне нормально.

Есть какие-то вещи, в том числе и на грани нормы, которые священнику нужно уметь выделять и по возможности самого себя правильно ориентировать. Мне видится совершенно естественным, если этому будут учить в семинариях.

Неправильным я считаю, если психологии придаётся преувеличенное значение, если пастырь начинает воспринимать себя уже не как совершителя таинств, проводника или полупроводника Божественной благодати, а как своего рода коуча. Такой пастырь будет смотреть не на душу человека, чтобы побудить его к покаянию и к христианской жизни. Он будет считать себя этаким знатоком человеческой психики и будет думать, на какие «кнопки» нажать для желаемого результата.

Надо избегать того, чтобы воспринимать технологию психосоматических реакций как главный компонент в пастырском служении. Это реальная опасность, особенно для молодых священников, у которых собственного опыта мало, а желание выглядеть мудрым человеком есть, и оно часто куда больше, чем у священников в возрасте, которые уже избавились от соблазна казаться мирянам таким человеком, который может дать совет во всех случаях жизни. И все эти книжки «Тысячи советов на все жизненные ситуации» родом тоже ведь оттуда.

Но честно говоря, в том, что преподаётся в духовных школах, я пока не видел такого перебора. Мы стараемся смотреть за программами и контролировать содержание курсов. И надеюсь, что в этом смысле такого перебора у нас нет.

Однако борясь с неправильными проявлениями, не нужно бороться с психологией как с наукой, чтобы, как говориться, с водой не выплеснуть и ребёнка. Психология вполне объективная наука. Она не сводится к дедушке Фрейду — то есть нормальная психология не сводит человека к одним последствиям его латентной сексуальности.

Продолжение...

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Мне думается, не стоит в данном случае говорить о психологии и психологах вообще. Все люди — в том числе психологи — разные, и каждый сам будет отвечать перед Богом за свою деятельность.
Психолог, работая со своим клиентом, имеет задачу помочь ему наладить взаимоотношения с людьми и обрести душевный комфорт. Эта задача добрая, так же как доброй мы признаём деятельность врача и деятельность воспитательницы в детском саду, и деятельность продавца в булочной. Не случайно ведь сами психологи называют своих клиентов именно клиентами, подчёркивая тем самым, что оказывают людям услуги.
Конечно, если психолог православный человек, то он не будет склонять клиента к греху ради достижения социального и душевного комфорта. Но за оказываемую психологом помощь клиент, естественно, должен быть благодарен психологу, и труд психолога должен быть оплачен.
Неправильно, я считаю, когда психологическую помощь выдают за пастырское душепопечение, потому что психология не имеет к спасению души непосредственного отношения, но психолог занимается добрым земным делом — помогает ближним, и потому заслуживают уважения. А если он делает это с памятью о Боге и благодаря Бога за помощь, то Бог помянет его добрые дела в Вечности.

Типичная беда христианской жизни: успешно осваиваются посты и молитвы, вырабатывается ритм участия в таинствах, тяжелые грехи давно в прошлом — но о духовной аскезе, то есть о работе над собой — понятия довольно смутные. Потому мы часто оказываемся бессильными перед собственной раздражительностью, эмоциональными срывами, осуждением, обидами и т. п.
Духовная литература вроде как читается, но как применять опыт и советы святых отцов на практике — не знаем. Этому есть объяснения. Во-первых, их письменность адресована иночествующим. Во-вторых — это, скорее конспекты, учебное пособие (по выражению моего духовника), которое подразумевает наличие «преподавателя» и общение с «живыми носителями языка».
И вот для меня психология, в своем лучшем проявлении, как и 12-тишаговая программа, опыт анонимных сообществ — «приводной механизм» от наследия отцов к нашей реальной жизни. И при его использовании, труд того же аввы Дорофея открывается более глубоко. Только недавно, очередной раз перечитывая его, я понял, что у человека за плечами явно было высшее образование, и он имел прирожденный талант педагога. И насколько увлекательны его беседы…
А сколько можно важного взять, к примеру, у Т. Ушаковой (http://www.o-vni.ru/p/blog-page.html) для работы над своими чувствами и эмоциями, над своими душевными страстями и для упражнения в добродетели. Ее статьи — только пример…
Кстати, проект моей последней книги «Основы духовного развития для мирян» родился именно под впечатлением от книги аввы Дорофея, когда я понял, что нужно написать что-то подобное — но для тех, кто только-только делает первые робкие шаги в церковном пространстве…
А теперь — случай из практики.
Какое-то время назад была у меня пожилая женщина на исповеди. Выслушав ее, понял, что ей нужна, скорее беседа, а не исповедь (как часто и бывает). В этой, отдельной от таинства, беседе раскрылась суть. У малолетней внучки — лейкомия. Это создает напряжение в семье. Которое существовало и раньше, но нет так заметно. Плюс — не умеет справляться со своими эмоциями, додумываниями за других, от чего сама и мучается. Последней «каплей» послужило то, что на нее наорал зять за то, что она «пользовала» внучку святой водой и проч. Оскорбление, выпады против веры глубоко затронули ее чувства. Вот она и приехала за помощью.
Мне удалось помочь посмотреть на ситуацию немного под другим углом. Остался конфликт с зятем. И тогда я ей предложил «перевести на русский язык» его срыв на тещу и выпады против православных святынек. Сразу предупредив, что этот «перевод» — все лишь мои домыслы. Вкратце, мой «перевод» прозвучал следующим образом.
- Нина Семеновна (ее, конечно, по другому зовут), наша беда в том, что мы не умеем слышать самих себя, и потому, особенно под влиянием эмоций, можем говорить совсем не то, что хотели бы выразить на самом деле. Я почему-то думаю, что, когда зять срывался на вас, он кричал не на вас, а на себя самого. Это был крик боли. Он — мужчина. А мужчина, в «общественном представлении» кто? Кто должен быть сильным и со всем справляться сам. Так многие смотрят на самих себя. И вот он — мужчина, глава семьи, отец — полностью бессилен помочь своей маленькой долгожданной дочери! Он не может принять факт этой тяжелой болезни. В этой ситуации он видит свою несостоятельность как отца (конечно, это его «самонакрутка»). Скорее всего, у него сильное чувство вины за происходящее, за то, что, может, он сам как-то виноват в этой болезни, что у него нет больших финансов и связей, чтобы организовать дорогостоящее эффективное лечение (как будто они есть у многих). Ему больно при встречах с друзьями и коллегами, у которых с детьми все благополучно, он чувствует себя не таким, «как все». От всего этого ему очень плохо. И срыв на вас — это всего лишь защитная психологическая реакция (обвинить других в том, в чем, на самом деле обвиняешь себя), для того, чтобы «самоедство» окончательно его не разрушило. На самом деле, его крик — это был крик о помощи. О том, чтобы ему кто-то смог донести — что он хороший, замечательный отец, который остался в семье, а не бросил ее (как иные делают), что он совершенно не виноват в происшедшем — и что он именно сейчас очень нужен всей семье, что он тоже любим, и что эта болезнь — факт жизни, который никак не связан с его отцовскими качествами…
После этой беседы Нина Семеновна просветлела и «улетела на крыльях» примиренная сама с собой, и, вместо обиды, обретшая сочувствие к его состоянию («да, все так и есть!») — что не получалось сделать через «каюсь» на исповеди. Но получилось благодаря небольшому знакомству с психологией.

Психология, как предмет знания — конечно же имеет место быть и, наверно, востребован многими людьми. Нужны ли психологи обществу? Скорей всего нужны. Равно как нужны обществу и люди других профессий.
Но нужно ли кого-го называть православными психологами? Считаю, что нет. Также как и не нужно кого-то называть православный модельер, православный окулист, православный журналист… Да, верующий человек может быть психологом и свою деятельность строить, исходя из христианской совести.
Но насколько нужно именно пастырю увлекаться психологией? И нужно ли вообще? Думаю, что нет.
В качестве общего развития знать основы психологии, как и другие области знания — вполне возможно. Углубляться в психологию, на мой взгляд, духовно вредно для пастыря.
Все-таки психология подразумевает некую манипуляцию другими людьми. И священник, который и так в центре внимания паствы, увлекаясь психологией, может легко поддаться искушению манипулирования пасомыми. А это уже беда и для священника, и для людей.
Только молитва Богу и глубокое смирение могут дать пастырю мудрость дать ответ всякому вопрошающему, а никакие-то там искусственно выведенные схемы человеческого поведения.

Отец Павел поднял очень серьезный вопрос. Я сам являюсь выпускником факультета психологии МГУ, после которого закончил духовную семинарию. На протяжении семи лет преподаю психологию на миссионерско-катехизаторских курсах.
Прочитав комментарии, еще раз убедился, что словом «психология» называют очень разные вещи. Если говорить о той части психологии, которая является наукой, имеющие трезвые объективные знания об особенностях устроения психики — то, на мой взгляд, обладание этими знаниями священниками (да и каждым человеком) можно только приветствовать. Приведу простой пример. Недопонимание особенностей восприятия и деятельности детей разного возраста зачастую приводит к краху подростковых воскресных школ.
Если же говорить о психологии личности, то, на мой взгляд, здесь действительно вопрос крайне серьезный. Потому что цельной науки здесь нет. Деятельность любого практикующего психолога и психотерапевта будет в любом случае определяться его мировоззренческими позициями. К примеру могу вспомнить следующую историю. Один прихожанин, имеющий серьезные проблемы в семье, обратился к светскому психотерапевту и получил от него совет: «Заведите любовницу — и все у вас будет хорошо». В этом плане, как мне кажется, говорить о православной психологии необходимо. Я сейчас пытаюсь писать работу по православной психотерапии — и выходит так, что большей частью она опирается как раз-таки на святоотеческое наследие. Я думаю, что православная психология — в глубоком смысле — необходима.



Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Материалы по теме
Нужно ли следить, кто когда не пришел на службу, как часто причащается?
Епископ Антоний (Азизов), Волгодонск

Я считаю, что священник однозначно должен следить за частотой... Продолжение

Также ответили
Архиепископ Иона (Черепанов), Киев
Епископ Мефодий (Кондратьев), Каменск-Уральский
Протоиерей Артемий Владимиров, Москва
22 марта 3680 6
Место психологии в духовном образовании — видеозапись конференции
24 марта 1055 0
Нужны ли таинства нецерковным людям? Когда можно отказать в крещении и венчании, а когда делать этого не следует
12 января 297 2
Тайна исповеди и преступные замыслы
Протоиерей Константин Островский, Красногорск

Тут, по меньшей мере, 3 варианта.Если человек кается в том, что... Продолжение

21 апреля 730 0
Сложности подростковой исповеди. Стоит ли говорить о плотских грехах?
Протоиерей Александр Белый-Кругляков, Усть-Илимск

В одну из первых исповедей такого подростка можно осторожно... Продолжение

Также ответил
Протоиерей Феодор Бородин, Москва
14 сентября 1466 2
Человек приходит на исповедь каждый раз с одним и тем же перечнем грехов. Стоит ли пробовать «расшевелить» его?
Протоиерей Владимир Воробьев, Москва

Это зависит от того, умеет ли священник войти в контакт... Продолжение

Также ответили
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
Епископ Антоний (Азизов), Волгодонск
Епископ Мефодий (Кондратьев), Каменск-Уральский
И другие...
5 января 5002 3
Как научить людей приходить в храм не к конкретному священнику, а к Богу?
Епископ Константин (Островский), Коломна

Этот вопрос труден для самих священников. Каждому священнику приятно... Продолжение

Также ответили
Протоиерей Феодор Бородин, Москва
Протоиерей Константин Островский, Красногорск
23 января 1164 1
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) — письма священнослужителям
4 февраля 6393 0
Таинства для нецерковных людей. Зачем?..
Митрополит Тихон (Шевкунов), Псков
Также ответили
Протоиерей Феодор Бородин, Москва
Протоиерей Максим Козлов, Москва
Протоиерей Владимир Воробьев, Москва
Архимандрит Иов (Гумеров), Москва
1 августа 2741 11
Освящение взятой в кредит машины или квартиры — потворство ростовщичеству?
Протоиерей Константин Островский, Красногорск

У каждого прихода Русской Православной Церкви есть счёт в банке... Продолжение

Также ответил
Протоиерей Феодор Бородин, Москва
25 марта 935 6
Стоит ли разрешать на исповеди людей, которые не хотят тебя слушать?
Протоиерей Павел Хондзинский, Москва

Не знаю, о каком грехе идет речь, но если каявшаяся собиралась... Продолжение

14 августа 1033 3
Подозреваю, что прихожанин меня обманул. Обличить или промолчать?
Протоиерей Артемий Владимиров, Москва
Также ответил
Протоиерей Павел Хондзинский, Москва
29 мая 1092 3
;
Должен ли священник указать человеку на неисповеданный грех, о котором ему достоверно известно?
Митрополит Тихон (Шевкунов), Псков
Также ответили
Митрополит Дионисий (Порубай), Москва
Митрополит Игнатий (Пологрудов), Москва
Протоиерей Димитрий Смирнов [†21.10.2020], Москва
Протоиерей Константин Островский, Красногорск
И другие...
20 мая 1587 8
;
Как помочь человеку, пребывающему в унынии многие годы?
Протоиерей Феодор Бородин, Москва
Также ответили
Протоиерей Валериан Кречетов, с. Акулово
Протоиерей Николай Важнов, Москва
16 октября 949 0
Стоит ли причащать младенцев у нецерковных родителей?
Протоиерей Артемий Владимиров, Москва
Также ответили
Митрополит Феодор (Казанов), Волгоград
Протоиерей Димитрий Смирнов [†21.10.2020], Москва
Епископ Антоний (Азизов), Волгодонск
28 декабря 2798 0
Допускать ли до исповеди и Причастия людей, находящихся в блудном сожительстве?
Протоиерей Владимир Воробьев, Москва

Когда я был ещё молодым священником, у меня был такой случай. Ко мне... Продолжение

Также ответили
Протоиерей Сергий Филимонов, Санкт-Петербург
Митрополит Лонгин (Корчагин), Ульяновск
Протоиерей Павел Хондзинский, Москва
Протоиерей Николай Важнов, Москва
28 января 5216 13
«Школа крёстных нянь»: онлайн-подготовка родителей, крёстных и волонтёров к воспитанию детей в вере
Иерей Александр Пермяков, Калининград
2 января 734 2
В чем состоит развитие священника в его служении?
Протоиерей Николай Важнов, Москва

Если священник в основу своей жизни и деятельности положил именно... Продолжение

Также ответили
Митрополит Лонгин (Корчагин), Ульяновск
Протоиерей Константин Островский, Красногорск
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
И другие...
24 июля 2063 0
;
Что хочет от священника Бог и чего хотят от него люди? Преподобный Паисий Святогорец
12 июля 3858 3
Аборт при угрозе жизни женщины
Митрополит Лонгин (Корчагин), Ульяновск

Я думаю, что священник в таком случае не имеет права ни на чем... Продолжение

12 февраля 1086 1
«Мы — люди Страстной Субботы» — священник Георгий Чистяков о страдании, смерти и о том, как понять творящееся в мире зло
1 мая 5997 1

ПАСТЫРСТВО: духовник душепопечение дети молодежь семья cмерть тяжелобольные епитимьи психология психиатрия
ЛИЧНОСТЬ СВЯЩЕННИКА: духовная жизнь священника пастырские искушения семья священника самоорганизация внешний вид
ПРИХОД: община храм настоятельство внебогослужебная жизнь дети на приходе причт клирос деньги
ТАИНСТВА: Евхаристия исповедь крещение венчание
БОГОСЛУЖЕНИЕ: Литургия постовое богослужение требы отпевание
СВЯЩЕННИК И ОБЩЕСТВО: власти СМИ вузы школы бизнес армия МЧС МВД больницы тюрьмы инославие НРД иные религии гонения
ИЕРАРХИЯ: епископ епархия благочинные МИССИЯ
УЧИТЕЛЬСТВО: проповедь катехизация
СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ: инвалиды бездомные наркоманы зависимые сестричества
АСКЕТИКА: пост молитва святые отцы монашество
ПАСТЫРСКАЯ ПОДГОТОВКА: призвание образование
ДРУГОЕ: беснование биоэтика богословие диаконское служение каноны 1917 covid Дискуссия