2 августа 2016

Что делать священнику, если к нему пришёл родственник зависимого (созависимый)? Мнения экспертов

Многие люди, чьи мужья, сыновья и другие близкие родственники пьют или сидят на наркотиках, не найдя нигде помощи — идут в храм в поисках «последней надежды». Кроме того, практически на любом приходе достаточно значительное количество прихожан, так или иначе связанных с проблемами зависимости. И каждому священнику важно иметь представление о том, что такое созависимость, какие практические рекомендации он может дать, как помочь человеку понять и решить проблемы его зависимого родственника и свои собственные.

В этой статье мы собрали мнения трёх опытных пастырей, экспертов в вопросах алкогольной и наркотической зависимостей, о том, что делать священнику, если к нему пришёл родственник зависимого.

Протоиерей Григорий Григорьев — доктор богословия, доктор медицинских наук, сопредседатель Александро-Невского общества трезвости, профессор СПбДА, декан факультета психологии и философии человека РХГА, директор Международного института резервных возможностей человека, заслуженный врач РФ (психиатр-нарколог), член коллегии Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению

Первое, что нужно сделать — узнать у родственника, готов ли сам зависимый прийти на беседу к священнику. Личное знакомство с зависимым поможет определить уровень повреждения. Чем глубже болезнь, тем больше потребуется соработничество врача и священника. Если это начальные стадии зависимости, возможно, удастся помочь церковными, духовными способами.

Если человек наотрез отказывается прийти, тогда нужно сосредоточить внимание на том, что «спасись сам и вокруг тебя спасутся тысячи». Необходимо заниматься с родственником (с женой или матерью — с тем, кто пришел), чтобы привести в порядок её внутреннее состояние и нервную систему, которые сильно нарушены пьющим. По мере улучшения состояния близкого родственника, возможно, и у зависимого появится желание лечиться.

Существуют две силы, которые могут остановить человека — любовь и страх. Там, где нет любви, остается только страх. Иногда следует напоминать родственникам, что благими намерениями вымощена дорога в ад, и что зависимые люди — манипуляторы, они пользуются добрым отношением своей семьи, а поэтому его следует, насколько возможно, ужесточить с лечебной целью, для того, чтобы спасти их.

И, конечно, необходимо молиться за зависимого. Но всё-таки, без посторонней помощи — врача, священника, а лучше обоих — тут сделать ничего не получится. Через близкого родственника можно попытаться понять, что происходит, что является причиной алкоголизма, как давно человек пьет, на какой стадии эта болезнь.







Протоиерей Илия Шугаев — настоятель храма Архангела Михаила в г. Талдом, руководитель Талдомского общества трезвости, член Иоанно-Предтеченского братства «Трезвение»

Изложу в своей интерпретации концепцию известного специалиста — Екатерины Савиной, поскольку глубоко с ней согласен.

Главное, что должен понимать священник, и что мы можем рекомендовать ему -когда к нему пришла родственница, то на самом деле, к нему пришли две проблемы. Первая — это проблема зависимости её сына или мужа, ради которого она пришла, а вторая — это проблема её самой, её внутренняя личностная проблема. Как выше отметил о. Григорий — то, что в ней повреждено и исковеркано семейными отношениями. Священнику необходимо уметь разделять эти две проблемы. Поэтому и рекомендации священнику должны быть раздельные — и как ей помочь решить первую проблему (проблему зависимого родственника), ради которой она пришла, и обязательно не забывать, как решать её личностную проблему.

Проблема номер один — проблема ее родственника. Современные священники должны, конечно, иметь хоть какой-то небольшой ликбез по проблемам алкогольной и наркотической зависимости (вебинар-ликбез для священников прот. Илии Шугаева 24 августа 2016г). Священник должен хотя бы что-то рассказать пришедшему родственнику об этой болезни, задать ей (или ему) пару вопросов, и желательно самостоятельно понять, какая там стадия. По-хорошему, священник это тоже должен знать и уметь различать стадии. Хорошо, конечно, в дополнение к разговору рекомендовать какую-то литературу. Мы в Иоанно-Предтеченском брастве «Трезвение» раздаем небольшие брошюрки, книги, где рассказывается об этой проблеме. Это нужно, чтобы родственники были мотивированы в лечении, потому что если не лечить — будут определенные последствия.

Если сейчас у человека первая стадия, то если её не лечить и не оказывать помощь — скорее всего, наступит вторая. Вторая стадия — это, как правило, развод, потеря всех социальных связей. Последняя же стадия, третья — это уже бомжи. Родственники должны знать об этом. Многие из них думают про себя: «ну, он же немного пьет», они зачастую серьезно недооценивают ситуацию. Прежде всего, они должны правильно оценить реальную ситуацию, чтобы вдохновиться на какую-то деятельность. Конечно, при этом мы не должны их запугать так, чтобы они больше не пришли.

Священник непременно должен давать созависимым (близким и родственникам зависимых) некие рекомендации, как им действовать.

Если человек сам заработал деньги, скажем, два года работал и пропивает то, что заработал сам — пусть пропивает. Он работал, зарабатывал — и вот он пропил, он видит результат своего пьянства. Но если человек пропивает чужие вещи — это уже подсудное дело. Хотя многие говорят: «Как же так, как я подам в суд на своего сына?». Но если сын уже начинает воровать, то важно понять, что грех воровства лучше остановить на самой ранней стадии, пока он ворует у матери, а не тогда, когда он будет грабить в подворотне подростка, угрожая ему ножом, или пойдет еще дальше.

Или другой случай — скажем, блудное сожительство. Как на это реагировать? Они вместе пьют и вместе блудят. Что делать? Как реагировать, если человек водит домой друзей? Ответ на все эти ситуации священник должен знать. Мать — хозяйка в доме, и она может сказать: «Я тебе не позволю пьянствовать с друзьями». Однако многие матери боятся сказать это и говорят «он уйдет на улицу и будет пить там, пусть лучше пьет дома». Но на самом деле, пусть лучше на улице, тогда перед ним встает выбор — или быть трезвым дома, или пить на улице — мокрым, замерзшим под дождем, в неуютной обстановке. Тогда у него появится повод и шанс задуматься, чтобы выбрать трезвость в уютном доме.

Иногда сын набирает по пьянке кредиты, которые не может оплатить, и мать считает, что должна за него расплачиваться, и сын тогда делает для себя вывод: «Отлично! Значит, я могу брать любые кредиты без проблем, а мать всё выплатит».

Таких жизненных ситуаций и вопросов всегда бывает очень много, и священник должен хотя бы примерно знать, что отвечать.

Нужно понимать, что женщина не должна положить всю свою жизнь на избавление сына от пьянства. В действительности, решение вопроса избавления от пьянства ставит Господь перед самим зависимым. И ты не можешь заставить свободного человека — можно только подготовить почву для начала выздоровления зависимого, или по крайней мере, не создавать благоприятную почву для развития алкоголизма, т. е. не платить за него долги, не покрывать всячески все его проступки (был случай — муж пьет, а жена-врач ему пишет справки, и ему очень хорошо) — это почва для мужчин пьянствовать дальше. Задача родственников — не создавать такую почву, жить честно, не потакать его слабостям и немощам, понимать, что избавление от пьянства — это, кроме всего, его задача. Когда такие отношения будут созданы — будет создана и почва для избавления от пьянства.

Как же решить проблему номер два (проблему самого пришедшего родственника)? Как правило, у женщин, чьи мужья и сыновья пьют, жизнь очень нелегкая, в связи с чем в 80-е годы прошлого столетия появился термин — созависимость. Это определённые неправильные семейные отношения, когда женщина живет не своей жизнью. Кроме всего, у нее большие проблемы в её духовной жизни — она может не молиться по утрам и вечерам, при этом будет ежедневно читать акафисты за сына. Это некое искажение её духовной жизни, убеждение, что Бог без неё не может спасти её сына. Это её внутренняя проблема, в решении которой ей нужно помочь.

Решается она нелегко. У нас на приходе, например, есть братство трезвости, а также группы анонимных алкоголиков, анонимных наркоманов и группа анонимных созависимых родственников.

Я считаю довольно плодотворным синтез братства трезвости и групп по 12-ти шаговой программе. Если кому-то не нравится 12-ти шаговые программы, есть например, уроки трезвости. У о. Игоря Бачинина есть так называемые 10 уроков трезвости, которые проводятся и для родственников, и для зависимых. Зависимые люди, получив помощь в группе, первичное отрезвление, легко перетекают потом в братство.

Очень важно, чтобы в каждом благочинии был такой храм, который будет заниматься этой работой. Например, по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия, в 2015 году мы маленькой «ударной» группой объехали все 45 благочиний Московской областной епархии с пастырскими семинарами. В каждом благочинии читали по четыре доклада — первичные консультирование зависимых, первичное консультирование родственников, профилактическая работа на приходе и создание общества трезвости (по 2 часа каждый). В результате в каждом благочинии появились такие опорные точки. Если будет запрос со стороны подписчиков сайта «Пастырь», мы могли бы провести эти занятия через вебинары или выехать по приглашению в епархию для проведения очных семинаров.

Подводя итог, хотел бы повториться, что советуя что-то родственникам, необходимо четко разделять проблему родственников и проблему самих зависимых.








Епископ Каменский и Алапаевский Мефодий — руководитель Координационного центра по противодействию наркомании Синодального отдела по церковной благотворительности и социальному служению, председатель правления Благотворительного фонда помощи наркозависимым св. прав. Иоанна Кронштадтского

Наркотическая и алкогольная зависимость — это, во-первых, болезнь общества, потом семейная болезнь, потом личное заболевание.

Один из признаков заболевания алкогольной или наркозависимости — это синдром отрицания: отрицание наличия болезни как таковой. Так вот родственники отрицают это «в квадрате», как правило. То есть болезнь есть у сына, у мужа — алкоголиков, а других проблем (собственных) нет. И они приходят решать проблему своего зависимого родственника. Это первая ошибка. Но начинать с этого разговор с такими людьми — непродуктивно.

Во-первых, как при общении с самими зависимыми, так и с их родственниками (созависимыми) — сначала необходимо установить контакт: не учить, а принять человека. А уже потом, если речь идёт об общении с созависимым, мы предлагаем следующее решение, которое, как правило, работает. Мы говорим: знаешь, все-таки, чтобы нам говорить серьезно о проблеме наркомании или алкоголизме, надо познакомиться с тем, что это такое. И приглашаем познакомиться с предметом, на консультацию: приходи, вот у нас есть люди, которые могут тебе всё объяснить. Консультировать не обязательно должен священник — можно обратиться в наш Координационный центр по противодействию наркомании (из любой епархии): http://protivnarko.ru +7(495)912−15−10 ccfoda@mail.ru

Затем, второй момент, достаточно важный — групповая работа. Практически на любом приходе количество людей, которые страдают или как-либо связаны с этой проблемой, достаточно значительное. Можно начать служить молебны, устраивать тематические беседы и эту группу как-то вычленить. Очень важно, когда работа ведется не напрямую с одним человеком, а когда они общаются в группах. На эти группы надо также приглашать тех людей, кто выздоравливает или уже решили проблему своей зависимости (скажем, муж пил — муж прекратил пить), чтобы они рассказывали о себе, и люди видели выздоравливающих. Конкретный пример работает лучше, чем пастырское наставление, которое человеку нужно ещё принять. А здесь человек сам начинает догадываться, что у него самого что-то не так.

Когда человек приходит решать чужую проблему (что наблюдается почти всегда), этому человеку важно объяснить — вот твоего мужа, сына, родителя здесь нет, а ты здесь, поэтому давай постараемся решить твои проблемы.

Наркомания — болезнь, поэтому она имеет свою симптоматику, и если мы её узнаем, то мы узнаем и как с ней работать. В этом пастырю хорошо бы уметь разбираться. Достаточно важным подспорьем является то, что есть литература. Когда мы говорим с родственником о зависимости, мы можем на этом этапе дать ему литературу о созависимости. Не тыкать ему сразу тем, что созависимость это болезнь, а действовать аккуратно. Постараться постепенно присоединить человека к приходу, к группе, дать например книгу С. Н. Зайцева «Созависимость — умение любить» (скачать).

Очень важно, чтобы человек принял те решения, которые готов сам понести, не надо ему что-то настойчиво навязывать, он должен сам взвесить и решить, что он осилит. Один может в очередной раз не пустить домой, а другой, например, сказать так: «Если ты еще раз придешь домой такой, то я выброшу твои ботинки». Но если ты сказала, значит это надо сделать. Пообещала-сделай. Пришёл он опять пьяный или «вмазанный» — она взяла и выкинула ботинки с балкона. Он утром собирается идти опять за дозой, ищет ботинки, ботинок нет. «Где ботинки? Прости, я обещала, я выкинула». Вот с этого может начаться выздоровление. Человек сказал-сделал, сказал-сделал, пусть немножко, но это будет каким-то подспорьем. Люди живут совместно, и родственник может повлиять на зависимого через самого себя. Ты выздоравливаешь, и твое выздоровление будет перетекать в организм семьи, семья — это же один организм. Выздоравливает один человек — все радуются. Один заболевает — все начинают страдать.

Я думаю, любой приход в силах создавать такую группу, и это необходимо. Ведь это та база и та почва, на которой можно системно и массово начать эту работу. Если мы этого не делаем, то мы не приступаем к решению этой проблемы.

И конечно, священнику важно слушать человека, тогда можно понять степень заболевания, стадию заболевания созависимостью. Понятно, что для каждого конкретного случая может потребоваться особый подход.

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

На мой взгляд, публикация носят слишком обобщенный характер. И потому неубедительна. Понятно, что рамки не позволят здесь разместить более обширный текст. Но можно было бы разместить полезные ссылки. Со своей стороны, размещаю ссылку на проект собственной книги — yadi.sk/i/5pYAhGJUgUq4L В ней я изложил то, что сам хотел почитать, когда только начинал свою работу с семьями зависимых лиц. В этой книге раскрываются зависимость во всех своих аспектах — био-психо-социо-духовном и в контексте семейных взаимоотношений. К сожалению, три православных издательства отказались взять ее на публикацию. Ищу дальше готовых взять. Если в ближайшее время не найдется заинтересованных — думаю обратиться в «Триаду». Коммерческих целей не преследую. Беда только, что тогда книга не сможет распространяться в книжной церковной сети.
Еще момент. Стандартный приходской священник не может и с зависимыми работать, и их родственниками, и онкобольных опекать, и выходцев из тюрем, и семьям с детьми-аутистами помогать. Хотя все это — актуально. Его задача — не навредить некомпетентными советами. Зато хорошо будет, если у него по руками будут адреса и контакты тех, кто в данном районе может реально помочь в проблеме. Задача же региональных семинаров для духовенства (по благочиниям, епархиальных), в моем понимании — как раз показать сложность проблемы, что ее не решить советом «постись и молись».
Отрадно, что в последний год было несколько инициатив со стороны настоятелей городских храмов (по просьбе прихожан), когда они организовывали, с участием меня и сотрудников нашего реабцентра для наркозависимых, встречи для жителей города. Лично мне действительно лучше работать с группами, а не вести «точечные» индивидуальные беседы — больше отдачи.
А еще, развитый приход вполне может позволить себе по наиболее важным темам издавать компактные листки — это немалое пособие по «ликбезу». В качестве примера, для такого листка по проблеме зависимостей можно использовать публикацию -http://dusha-orthodox.ru/forum/index.php?showtopic=1940 Жировичский монастырь издал этот листок несколько лет назад, и он имел успех.

О. Агапий, спасибо! Очень интересно.
На счет книжки — не советовались ни с кем из наших профильных специалистов (Синодального отдела по благотворительности), может быть у них будут какие идеи?

На счёт пооезных ссылок — на мой взгляд, перегружать ими не стоит. Статья ориентирована на приходского священника, а информации по теме зависимости/созависимосьи достаточно много в интернете, и неминуемо начинаешь в ней теряться и утопать. Совершенно с Вами согласен, что обычный священник не может быть во всех направлениях спецом, а учитывая, что всё равно, в каждом конкретном случае пастырский подход будет индивидуальным, то чтобы не навредить некомпетентными советами — вполне достаточно иметь именно базовые представления о проблеме, основы, ликбез. Правда в этих основах, конечно, надо бы ориентироваться неплохо. И тут большое спасибо о. Илие Шугаеву за то, что согласился 24.08 в дополнение к этой статье провести вебинар-ликбез для отцов: priest. today/seminars/11
Владыка Мефодий, кстати, тоже проведет пастырский вебинар по теме наркоманов в сентябре, его анонсируем попозже.

Адреса и контакты тех, кто в данном районе может реально помочь в проблеме — всегда можно получить у нас в Отделе.
А именно по проблемам наркоманов (и их родственников) — всегда готовы проконсультировать специалисты владыки Мефодия: +7 (495) 912−15−10 ccfoda@mail.ru protivnarko.ru, а по алкоголезависимым — можно обращаться к руководителю Координационного центра по утверждению трезвости и противодействию алкоголизму СОЦБСС М П Валерию Доронкину: vkd1974@gmail.com +7−499−9210257 доб.145 или +7−926−6273357, за пастырским советом — можно к о. Илие Шугаеву taldomhram@yandex.ru или на этом сайте в вопросоответы.

Показать другие ответы
Часто созависимые спрашивают на предложение действовать жестко, (например, выкинуть ботинки) «А что делать, если пьяница драться полезет?(ботинок-то нет) И что тогда им ответить?
В подобных ситуациях, равно как и в случаях, когда угрожают суицидом — однозначного ответа не может быть. Многое зависит, насколько, скажем, мама, впитала в себя роль «жертвы». От степени разрушения личности самого зависимого. Потому, эти вопросы родственникам лучше решать в ходе практической работы над собой - в программе Ал-Анон, с психологом. Можно советоваться с наркологом. У меня в кабинете работает группа Ал-Анон, и у многих из ее членов эти вопросы решились — когда они сами обрели эмоциональную трезвость. А без этой практической работы — подобных вопросов будет много. И не будет ли за ними просто-напросто желания переложить на священника ответственность? Желания получить готовые четкие инструкции вместо изменения себя?
Но, конечно, насилия над собой допускать нельзя. Должна быть продумана система безопасности — вплоть да отселения на социальную квартиру. Это касается любого насилия, а не только связанного с пьянством.


Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Другие новости

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) — письма священнослужителям
5 февраля 2302 0
Мы пока ещё слишком далеки от людей, чтобы нам доверяли — архиепископ Верейский Амвросий о главных проблемах пастырства в современном мире
22 января 933 2
Полвека у Престола Божия — протоиерей Валериан Кречетов о тех, кто повлиял на его становление пастырем
12 января 591 3
В немецкой клинике священника ждут не меньше, чем в России — священник Александр Калинский об опыте окормления детской больницы в Кёльне
10 января 310 1
С Рождеством Христовым! Просим всех постоянных читателей ответить на несколько вопросов
7 января 347 0
Благодаря даже одному священнику, пришедшему послужить больным, сотни получат утешение в тяжелом страдании. Вышла книга епископа Пантелеимона «Больничный священник»
27 декабря 672 3
«Матушка и дети должны быть в первых рядах паствы своего батюшки» — Святейший Патриарх Кирилл о сложностях семейной жизни священнослужителей
21 декабря 847 3
«Не увлечься внешним деланием — наша главная задача сегодня» — архиепископ Верейский Амвросий
18 декабря 1801 1
Особенности пастырского окормления больных в психиатрической клинике
12 декабря 367 0
Пришло время не «дыры затыкать», а готовить квалифицированные кадры — протоиерей Максим Козлов об Учебном комитете и будущем пастырской подготовки в Русской Церкви
2 декабря 1239 8

ПАСТЫРСТВО: духовник душепопечение дети молодежь семья cмерть тяжелобольные епитимьи психология психиатрия
ЛИЧНОСТЬ СВЯЩЕННИКА: духовная жизнь священника пастырские искушения семья священника самоорганизация внешний вид
ПРИХОД: община храм настоятельство внебогослужебная жизнь дети на приходе причт клирос деньги
ТАИНСТВА: Евхаристия исповедь крещение венчание
БОГОСЛУЖЕНИЕ: Литургия постовое богослужение требы
СВЯЩЕННИК И ОБЩЕСТВО: власти СМИ вузы школы бизнес армия МЧС МВД больницы тюрьмы инославие НРД иные религии гонения
ИЕРАРХИЯ: епископ епархия благочинные МИССИЯ
УЧИТЕЛЬСТВО: проповедь катехизация
СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ: инвалиды бездомные наркоманы зависимые сестричества
АСКЕТИКА: пост молитва святые отцы монашество
ПАСТЫРСКАЯ ПОДГОТОВКА: призвание образование
ДРУГОЕ: беснование биоэтика богословие диаконское служение каноны 1917