9 сентября 2019

Когда человек приходит с большим горем, как священнику его утешить и поддержать?

Очень часто священнику приходится искать слова утешения для семей, где происходит трагедия (например, уходят маленькие дети). Когда человек приходит с большим горем, как священник может его утешить и поддержать? На что опираться в этой ситуации? Как священнику отвечать на такие сложные жизненные вопросы?

К сожалению, сталкивался с такими случаями, когда после беседы со священником люди недоумевают, потому что он им сказал, что «это за ваши грехи», или неудачно пытался утешить «у вас теперь ангел на небе».

Вопрос поступил в октябре 2017 года, но вновь поднят наверх после получения очередного экспертного мнения

Это очень сложный вопрос. Я вспоминаю молитву отца Василия (Ермакова): «Помоги, Господи, мне понять этих людей, найти ключик к их душе, дать им правильный ответ».

Священник же должен молиться, когда он будет разговаривать. Я посоветовал бы к каждой ситуации относиться индивидуально и с молитвой. Священник должен молиться, чтобы Господь дал ему те слова утешения, которые тронут сердце родителей.

Пока Господь не откроет им слух сердца, все слова священника или могут оказаться бесплодными, как горохом об стенку, или могут поранить родителей. Задача священника — испросить у Господа те слова утешения, которые могут залечить эту рану, эту боль и дать возможность нести эту боль дальше по жизни.

Продолжение...

Если кто-то говорит, что «за грехи», то такого батюшку надо самого сразу запрещать в священнослужении. Как так можно? Не знаю, с каким сердцем и с какой головой может быть священник, чтобы так сказать несчастной матери или отцу!

В отличие от любой другой светской профессии личное состояние души священника является решающим. Если душа черствая, то и ответы будут абсолютно нежизненными, черствыми, неубедительными. А если священник через самого себя пропускает проблемы, с которыми к нему обращаются, то у него вырабатывается способность формулировать правильные ответы на задаваемые вопросы. Потому что без такого внутреннего сопереживания наши слова никогда не будут убедительными.

То, что я говорю, имеет отношение ко всей духовнической практике, а также к произнесению проповедей. Если же проповедник не переживает сам то, что проповедует, то люди это сразу чувствуют и понимают, что в данном случае его слова — как медь звенящая и кимвал бряцающий (1 Кор. 13:1), и достичь души не могут. Если человек живёт этими мыслями, если он через себя их пропускает, через свой молитвенный опыт, то он всегда найдёт правильные слова. Только так.

Это ещё раз свидетельствует о том, насколько сложна, грубо выражаясь, «профессия» быть священником. Насколько всё это завязано с внутренним миром человека. Для того, чтобы быть артистом можно быть и хорошим человеком и плохим, самое главное в другом — уметь изобразить. В этом талант артиста — он изображает, он перевоплощается настолько, что никто не может разобраться, а что у него в душе то по-настоящему.

Священник не может перевоплотиться, это будет видно немедленно. Поэтому, к счастью, среди священников нет хороших актёров, даже и плохих нет. И не надо, чтобы они были. Священник должен говорить то, что есть в его сознании, что является плодом его размышлений, внутренних переживаний, подкрепляя свои слова крепкой верой и любовью к людям.

Другого рецепта и быть не может.


Продолжение...

Это настоящая трагедия, когда дети уходят. Самое главное здесь, мне кажется, — постараться выслушать и посочувствовать этому горю. Конечно же, священник должен как верующий человек сказать им, что на этом жизнь ребенка не кончается, ибо его жизнь — вечная. Дети, которые уходят, — это ангелы, они живы, и родители рано или поздно с ними встретятся. Главное — чтобы это встреча состоялась, нужно быть ближе к Церкви.

У меня есть знакомая семья, в которой умер мальчик. Это страшное и тяжёлое горе. В первую очередь нужно выслушать и посочувствовать, вместе с ними поплакать, дать им высказаться. Я им говорю: «Приходите, давайте будем вместе делить все радости и горести». Слава Богу, со временем они стали ближе к Церкви. Они ходят в храм и верят, что их сын жив, и у них родился ещё ребёночек.

Нужны время и молитвы, чтобы проявить участие. Звонить им иногда, постараться ненавязчиво войти в проблемы этой семьи, быть к ним ближе. И чтобы они посредством этого горя обрели в лице священника отца-утешителя, к которому можно прийти, рассказать все свои проблемы, трудности и радости.

Это, может, плохо звучит, но человек ко всему привыкает и может утешиться, если будет с Богом, будет в храм ходить, молиться, исповедоваться и причащаться. Если священник будет проявлять участие, то этим он поможет пережить трудные страницы в жизни семьи.


Продолжение...

Чтобы преподать человеку утешение, очень помогают рассказы из жизни Святых Отцов. Например, я часто привожу моменты из жития мч. Уара Египетского.

Важно, когда происходит скорбь у человека, наставить его читать Псалтырь. Чтение Псалтыри, как показывает практика, снимает скорбь и тяготу с человека. Если читать каждый день понемногу, то станет легче.

Современные священники недооценивают практику чтения Псалтыри в помощи человеку.


Во время обучения в Одесской семинарии один монах сказал мне, что тот, кто не читает Псалтырь, не попадет на Небо. Не надо относиться к Псалтыри, как к чему-то малозначащему! Отцы говорят: «закрывая Псалтырь, мы закрываем дверь в Царствие Божие». Чтение Псалтыри, как показывает многовековой опыт, в том числе опыт монашеской традиции чтения Неусыпаемой Псалтыри, имеет огромное значение, в том числе в утешении человека, теряющего своих близких. Это очень много значит для внутреннего состояния человека.

Также важно дать совет читать Священное Писание. Нужно напомнить, что Евангелие — это самое главное, что чтением Евангелия человек очищается, к нему приходит Господь и приходит утешение.

Помню случай, когда у моей прихожанки умерла дочь. Я им тогда посоветовал съездить на Святую Землю помолиться, и сам молился за них. Они усердно молились и в дороге, и в Иерусалиме — и освободились от той тяготы, которая бывает на сердце.

Но, конечно, когда приходит человек в скорби, нельзя отделаться от него рассказами из житий святых или советами читать Псалтырь и Евангелие. Нельзя просто отослать человека паломничать. Нужно попытаться сгладить горе человека, проявить сострадание и возыметь о нем усердную молитву.

И еще важно священнику делать всё с воодушевлением. Если отпевать, то стараться отслужить так, чтобы всех скорбящих утешить, облегчить их боль, проповедь сказать. Часто сердца людей раскрываются и многие становятся прихожанами прихода, на котором батюшка несет своё служение с воодушевлением.

Продолжение...

Когда человек приходит в храм с горем, в первую очередь священнику необходимо иметь желание его поддержать. Самое главное, чего все мы хотим вообще в жизни — чтобы нас любили. Эта потребность души часто забивается какими-то суррогатами и подделками, но она есть. И священнику, и не священнику по отношению к скорбящему человеку важно не свести себя к функционалу, не сказать просто правильные слова, что все мы встретимся, мы же верующие люди, нас ожидает вечность, а если и процитировать апостола Павла о том, что наша скорбь не должна быть как у не имеющих упования, — то не просто процитировать, а сопереживать.

Если не откажешься от сопереживания, Господь положит тебе на сердце те слова, которые нужно сказать. Не стоит превращать себя в религиозный персонал. Человек в Церкви ищет сочувствия, которого не может найти во внешней среде, а не решения проблем по похоронам. Побыть с кем-то душой труднее всего, но как христиане мы именно к этому призваны.

Святейший Патриарх сказал то, что очень хотелось услышать: если священник говорит родителям, что дети болеют или умирают по их грехам, — это профессиональная непригодность. Принцип простой: я знаю, что мои болезни — за мои грехи, а по отношению к другому человеку я не имею права сказать, что дети твои страдают или близкие твои умерли, потому что ты сугубо виноват. Это противоречит самой сути Евангелия.


Продолжение...

Относительно душевного утешения я, в общем-то, во всём согласен с отцом Максимом. О духовном утешении я бы добавил, что его подаёт только сам Господь; может и через нас подать, но это не запланируешь — Дух дышит, где хочет. А мы можем молиться и в свою меру должны молиться, в том числе и о людях, с которыми общаемся.

И я не был бы так строг к батюшкам, которые — неправильно, конечно — говорят скорбящим, что они страдают за свои грехи. Может быть, священник неудачно выразился; может быть, действительно ошибался, но, услышав слово Святейшего Патриарха или даже просто более опытного собрата, готов исправиться.

А бывает, что человек нуждается в обличении, отеческом с любовью, но обличении. Скажем, жена бросила мужа, он скорбит и вопиет к Богу: «За что мне это!!?» Напомнить ему, искренне и глубоко скорбящему, что перед этим он 3 года беспробудно пьянствовал, бил жену и изменял ей, не всегда будет «профнепригодностью». Конечно, Святейший Патриарх и отец Максим имели в виду не такие случаи. Но всё-таки…

У нас, священников, много недостатков, но нас самих мало. Я когда служил на Дальнем Востоке в конце 80-х годов, там автобусы были латаные-перелатаные, каких я в Москве никогда не видел. Их до последнего ремонтировали и к ним бережно относились, потому что других взять было неоткуда. Будем молиться и за нас, немощных пастырей, чтобы Господь нас вразумлял, исправлял, смирял, просвещал и исполнял любовью к нашей пастве.

Продолжение...

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Думается, тут еще, утешая, надо подсказать скорбящим, что главный Утешитель это Дух Святой, Сам Господь. И если это уместно, то указать на Таинства, в первую очередь на Евхаристию и на то, что христианин именно от Чаши Христовой может и должен черпать помощь Божию, а значит и утешение. Достаточно часто скорбящим и недоумевающим стараюсь советовать при подготовки к Причастию и уже в храме перед Чашей молиться, что называется, своими словами: «Господи, помоги мне в причащении Тебе, Твоих Тела и Крови, в том-то и том-то, избавь от того-то и того-то». Конечно, большинство людей ищут прежде всего человеческого участия, душевного утешения, но нам необходимо направить человека к утешению духовному.

Дорогой отец Андрей!

Вы предложили очень интересный взгляд на то, каким способом его можно утешать. Не менее интересный, чем сам принцип пастырской любви, о которой выше говорят Святейший, отец Максим и отец Константин. Но так получилось, что в своей практике приходского консультирования я пытался людей «передать» священнику и также говорил о Причащении Христовых Таин как источнике утешения. При этом у меня часто возникало сомнение (истинность которого потом подтвердили опытные пастыри), что призыв к Таинству Таинств с такой мотивацией служит профанации Таинства. Человек воспринимает Причащение как таблетку, как решение всех своих проблем. Получается некоторый магизм, чего у нас православных и так хватает.

Эта же тема в другом аспекте обсуждается в вопросе о преподании Таинств женищнам перед родами priest.today/questions/165

Как Вы думаете, не будет ли вести предложенный Вами способ утешения, основанный, конечно, на любви к человеку и желании его воцерковления, к профанации Таинства? Ведь для человека в таком случае первичен не Христос, попытка избавить от того состояния, в котором он оказался.
Показать другие ответы
Ваше замечание вполне справедливо! Однако здесь и не должно быть никакого механического «предложения» — священник в любом случае должен постараться вникнуть в ситуацию и состояние пришедшего, стараясь понять, насколько человек имеет веру и хоть какой-то евхаристический опыт. Выше я и говорю — «если это уместно» — и уместность в данном случае как раз подразумевает не навязывания Таинства Евхаристии, а подсказку, что в этом Таинстве уместно же и необходимо прямо просить у Бога помощи и сил на борьбу со страстями и греховными состояниями, а не просто (часто механически же) вычитывать «Последование ко Святому Причащению»). Кстати, чрезмерная скорбь может быть именно что проявлением страсти уныния, что требует не только душевного утешения, но и прямой помощи Божией. Сам я в своей священнической практике неоднократно убеждался, что такого рода совет бывает действенным. Люди потом непосредственно благодарили. Но, повторюсь, «если это уместно», священник тут должен быть осторожным, тактичным.

Могут оказаться полезными азы кризисной психологии.

Чтобы понять, на каком этапе переживания горя находится человек, и действовать соответственно. Например, на первом этапе рациональные доводы вряд ли сработают:

1) шок и отрицание,

2) гнев и обида,

3) самообвинение,

4) депрессия,

5) принятие.

Часто горюющие люди сталкиваются с тем, что их начинают с наскока закидывать советами и увещеваниями, доказывая, что всё в общем-то НЕ ТАК ПЛОХО. И тут человек может почувствовать, что в своём горе он абсолютно одинок, потому что только он один ощущает катастрофичность произошедшего. В общем, если человек считает, что всё плохо, лучше для начала с ним согласиться

Уже много лет работаю в отделении паллиативной помощи, несколько лет служил врачом спасателем МЧС и много раз общался с людьми в тяжелой ситуации и с пытающимися покончить жизнь самоубийством. И был удивлен постановкой вопроса — что говорить? И обильные рассуждения на эту тему! По моему богатому опыту могу точно сказать — главное — выслушать НЕ ПЕРЕБИВАЯ ! И только после этого когда проснётся в душе сопереживание Бог Сам вкладывает в наши уста нужное слово! Простите если резко…

Уважаемый отец Сергий! Ничего обидного Вы не сказали. Конечно, нужно выслушать человека, не перебивая, а сказать потом то, что Бог на душу положит. Об этом и преподобный Серафим Саровский говорил.

Но, будучи, к сожалению, далёк от меры смирения и простоты преподобного, думаю, что мне и подобным мне немощным священникам (говорю без иронии) полезно бывает заранее продумывать, о чём и как разговаривать с людьми. А в конкретной ситуации — совершенно с Вами согласен — нужно выслушать скорбящего человека, не перебивая, и сказать ему, что Бог на душу положит. Спасибо Вам за мудрый совет.

Чтобы помочь пережить горе человеку, необходимо СОПЕРЕЖИВАТЬ ему, выслушать человека, не перебивая его. Важно дать выговориться. И конечно стараться ввести человека в приходскую семью, пригласить на службы, просто придти в храм, и вместе с ним помолиться. И не в коем случае не загружать неподготовленного страдающего человека молитвенными правилами. При потери (смерти) близкого человека можно в храме вместе помолиться кратко о упокоении его души. Но самое главное искренне сопереживать, мысленно помолиться о страдающем человеке, и Бог даст слова утешения.

Самое сложное для священника — так подвести разговор, чтобы человек смог поблагодарить Бога.
По опыту, приходят, больше, с претензией или обидой :" Почему Бог допустил смерть близкого человека?"
И ждут, похоже, подтверждения своих чувств.
Но Бога следует только благодарить. Мы читаем в псалмах, что нужно благодарить за все дела. И за смерть — в том числе, потому что :" …во власти Господа Вседержителя врата смерти". (Пс. 67:21)
И происходит таинственная вещь. Практически, мгновенно, Господь, знающий сердце человека, даёт такое слово и чувство, которое человек и понимает, и принимает, и успокаивается.
И слово это — Слово правды, потому что только в правде душа находит покой. (ср. Пс 142).
Да, это слово может быть и обличительное, но растворенное любовью. Человек понимает своё прегрешение и кается. И это покаяние очень ценно, потому что Бог наш — Бог кающихся…
И вот пример из жизни.
Умер младенец 3 лет. Перенёс операцию по удалению опухоли головного мозга, химию. Довольно долго страдал, а умер быстро.
Легли в больницу для обследования. Анализы пришли хорошие, а вечером — резкое ухудшение самочувствия, реанимация, смерть. Врачи что-то говорят про аутоиммунное заболевание.
Мать нашла в себе силы поблагодарить Бога. И её утешило воспоминание истории про царя Давида и смерть сына от Вирсавии; наиболее — поведение Давида до и после смерти младенца.
Со временем выяснилось, что у мужа этой женщины — второй брак, и история очень напоминает историю царя Давида, саму её суть: муж взял в жены чужую женщину.



Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Ответы на другие вопросы
Все ли Таинства католиков признаются Православной Церковью?
Протоиерей Максим Козлов, Москва
18 сентября 258 0
Нужно ли крестить детей до воцерковления их родителей?
Митрополит Лонгин (Корчагин), Саратов

Если мы крестим детей неверующих родителей, то совершаем беззаконие... Продолжение

Также ответили
Епископ Вениамин (Лихоманов), Рыбинск
Протоиерей Константин Островский, Красногорск
Митрополит Игнатий (Пологрудов), Буэнос-Айрес (Аргентина)
Епископ Константин (Островский), Коломна
И другие...
16 сентября 2412 10
Позволительно ли маленьким детям сидеть на солее во время богослужения?
Епископ Антоний (Азизов), Ахтубинск
Также ответил
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
15 сентября 304 4
Можно ли принимать исповедь у человека, находящегося в некоторой степени алкогольного опьянения?
Протоиерей Георгий Бреев, Москва
Также ответили
Епископ Мефодий (Кондратьев), Каменск-Уральский
Протоиерей Димитрий Смирнов, Москва
Протоиерей Валериан Кречетов, с. Акулово
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
10 сентября 3110 8
Можно ли для причастия духовенства раздроблять как частицу «ХС», так и частицы «NI» и «КА»?
Протоиерей Андрей Кривонис, Севастополь

Такая практика обусловлена не какими-то «символическими или иными... Продолжение

7 сентября 373 1
Можем ли мы считать раскольниками тех, кто «с нами не ходит»?
Протоиерей Константин Островский, Красногорск

Приведённые слова Христа «кто не против вас, тот за вас»,... Продолжение

3 сентября 281 1
Сборы на епархиальные нужды — жертва прихожан на Церковь?
Епископ Антоний (Азизов), Ахтубинск
Также ответили
Епископ Мефодий (Кондратьев), Каменск-Уральский
Митрополит Лонгин (Корчагин), Саратов
25 августа 593 6
Стоит ли крестить взрослых нагими?
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва

Я не думаю, что в наше время нужно так делать.Раньше отношение... Продолжение

Также ответил
Протоиерей Андрей Кривонис, Севастополь
24 августа 597 2
Читать ли разрешительную молитву над человеком, который отказывается примириться после конфликта?
Епископ Дионисий (Порубай), Москва
Также ответили
Протоиерей Владимир Воробьев, Москва
Епископ Константин (Островский), Коломна
20 августа 1866 2
Можно ли освящать и вкушать яблоки раньше Преображения Господня?
Епископ Мефодий (Кондратьев), Каменск-Уральский
Также ответил
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
18 августа 2525 10

ПАСТЫРСТВО: духовник душепопечение дети молодежь семья cмерть тяжелобольные епитимьи психология психиатрия
ЛИЧНОСТЬ СВЯЩЕННИКА: духовная жизнь священника пастырские искушения семья священника самоорганизация внешний вид
ПРИХОД: община храм настоятельство внебогослужебная жизнь дети на приходе причт клирос деньги
ТАИНСТВА: Евхаристия исповедь крещение венчание
БОГОСЛУЖЕНИЕ: Литургия постовое богослужение требы
СВЯЩЕННИК И ОБЩЕСТВО: власти СМИ вузы школы бизнес армия МЧС МВД больницы тюрьмы инославие НРД иные религии гонения
ИЕРАРХИЯ: епископ епархия благочинные МИССИЯ
УЧИТЕЛЬСТВО: проповедь катехизация
СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ: инвалиды бездомные наркоманы зависимые сестричества
АСКЕТИКА: пост молитва святые отцы монашество
ПАСТЫРСКАЯ ПОДГОТОВКА: призвание образование
ДРУГОЕ: беснование биоэтика богословие диаконское служение каноны 1917