18 июля 2018

Чем больше священнодействуем — тем больше мы священники

Вопрос участия в Таинствах людей без сознания или в забытии является одним из самых дискуссионных среди духовенства. Мнения и практики очень сильно разнятся, как и жизненные ситуации, которые ставят перед священником этот вопрос.

В дополнение к собранным ранее мнениям о возможности или невозможности крестить, причащать и соборовать людей без сознания, в редакцию сайта пришла небольшая история из жизни протоиерея Олега Безруких (Задонск), которой делимся с читателями сайта.

Однажды поздним вечером из пятиэтажки, расположенной по соседству с храмом, прибежали люди, плачут:

— У нас мама при смерти! Сделайте то, что полагается в таких случаях!

— Она в сознании?

— Да. Но никого уже не узнает, ничего не ест, говорит с трудом.

— Когда она в последний раз причащалась, соборовалась?

— Никогда. В церковь она не ходила.

— Как же так? Ведь живете через дорогу от храма?

Молчат.

— А ваша мама крещеная?

— Не знаем.

В голове возникают мысли: нужно ли идти к человеку, который сам себя удалил от Церкви?


Но стараюсь прогнать сомнения. В этой пятиэтажке часто кто-нибудь умирал, но ни о ком не приходили в храм с просьбой помолиться. А в сердцах детей этой умирающей женщины Господь почему-то возбудил сильное желание пригласить священника. Значит, есть на то, одному Богу ведомая, причина. Надо идти и на месте решить, что делать.

В комнате на кровати лежала изможденная болезнью старушка. Спросив родственников о ее возрасте, легко удалось определить, что родилась она до октябрьской революции, когда все храмы были еще открыты и всех новорожденных обязательно крестили. Значит бабушка крещеная. Уже хорошо! Но вот сознание у нее было уже какое-то сумеречное: сыновья и дочери подходили, пытались с ней говорить. А она безучастно смотрела на них, или вдруг начинала лепетать: «А! Жучка, Жучка!» И те с рыданием отходили. Тяжелый случай! Неужели зря пришел? Нет, думаю, надо попробовать.

Наклоняюсь к ней, громко называю по имени и медленно говорю:

— Я священник, пришел к вам из церкви, чтобы вас исповедовать и причастить.

Старушка вдруг подняла свою правую руку и перекрестилась!

Я ободрился. Значит в глубинах ее души не все нити связи с внешним миром оборваны. Я громко и медленно стал читать начальные молитвы. Слова молитв «Святый Боже…» и «Отче наш» старушка произнесла тихим голосом вместе со мной. Изумленные родственники молча стояли рядом. Я, читая последование, стал готовить для причащения запасные Святые Дары. Настало время исповеди. Бабушка не в силах была много говорить. Она лишь повторяла: «Я грешная, я грешная».

Обращаясь к детям и родственникам умирающей, я предложил каждому от всего сердца попросить у нее прощения и от всего сердца простить ее. Они подходили к ней, прощались, целовали ее руки. Потом она спокойно причастилась. А через несколько часов тихо скончалась.

Все мы стоявшие около нее стали свидетелями очень важного для нас откровения.

Когда человек умирает, когда у души одна за другой рвутся нити, связующие ее с телом и материальным миром, когда полностью угасает интеллект, религиозный пульс в душе дольше всех продолжает давать о себе знать.


Накануне смерти в памяти умирающей бабушки всплыли слова молитв, заученных ею в далеком детстве, а вместе с ними ожило осознание себя как Божия творения, и необходимость покаяния, и радость взаимного прощения.

Все-таки как хорошо, что мы — священники! Господь вручил нам дар священнодействовать: руками совершаем на земле дело, отклик на которое бывает аж на небесах! И это потому, что в таинстве в нас и через нас действует Сам Господь. Чем больше священнодействуем, тем больше мы священники.

Когда самолет стоит на земле, он — просто изделие из металла. А когда взмывает в небо, тогда он самолет. Подобное можно сказать и о священниках. Когда мы просто куда-то идем, мы — пешеходы, когда пишем статью или книгу, мы — писатели, когда произносим проповедь, мы — проповедники, и лишь тогда, когда священнодействуем, мы — священники. Пусть будет меньше причин, препятствующих нам священнодействовать. Пусть ничто не возбранит и не остановит священническое служение, лучше которого нет ничего на свете!

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Благодарю уважаемого автора за душеполезную историю, написанную не без литературного таланта. Однако хотелось бы отчасти оспорить основной тезис, вынесенный в заглавие. Для начала напомню очевидное: греческое слово «иерей» (жрец, священник) в Новом завете относится только к ветхозаветному священству, основной функцией которого было принесение кровавых жертв. Ему на смену приходит «Иерей во век по чину Мельхиседекову», который «принеся одну жертву за грехи, навсегда воссел одесную Бога» (Евр. 10.12). В силу непоколебимой веры Церкви в то, что храмовые жертвы отменены Бескровной Жертвой Христа, ни о каком восстановлении священства по чину Аарона не могло быть и речи. Поэтому в раннехристианских общинах были только «старшие» (пресвитеры), они же «надзиратели» (епископы). Подчеркиваю: они воспринимаются в раннем христианстве не как иереи/жрецы, так как весь Новый Израиль — «царственное священство».

К чему это я? К тому, что тезис, вынесенный в заглавие рассказа, как раз выдвигает на первый план именно «жреческое» понимание священства — священник полноценен тогда и только тогда, когда священнодействует, потому что в нем и через него «действует Господь». Автор определяет понятие священнодействия весьма широко — «руками совершаем на земле дело, отклик на которое бывает аж на небесах». Но даже несмотря на такое расширенное толкование, выходит, что это мы, жрецы, что-то совершаем, а Господь на небесах на это откликается (или не откликается). Понимаю, что это звучит как придирка, но считаю важным не смешивать два по сути различных понимания роли пресвитера в общине.

Интересно, что случай, описанный в рассказе, как раз не дает оснований для выводов в стиле «чем больше священнодействуем — тем больше мы священники», потому что таинство примирения с Богом и перехода в жизнь вечную совершилось не силой священника, а силой совместной молитвы и примирения всех собравшихся членов семьи (которая есть домашняя церковь, то есть своего рода община). Конечно, без участия главного героя этого не произошло бы, однако и случилось все это не его силой, а скорее с его подачи, благодаря творческому осмыслению своих обязанностей у постели умирающей.

Почему я вообще на этом заостряю внимание? Потому что кастовое понимание священника как «жреца», как незаменимого звена между Богом и человеком, в корне противоречит новозаветному богословию, выраженному в Евангелии и Апостоле. Несомненно, что совершение богослужений и Литургии является главной обязанностью пресвитера. Но не в меньшей обязательным является и иное взаимодействие с людьми — общение во Христе, созидающее общину. Оно может быть различным, но в любом случае должно выходить за рамки просто священнодействия.

Мне кажется, в тексте нигде твой основной тезис не отвергается. Или так: «священник» это одна из функций носителя пресвитерского сана и притом, по некоторму консенсусу, функция центральная. Категории, с помощью которых описывает свой опыт о. Олег Безруких («дар священнодействия», «Господь действует через нас») никак не подразумевают узко-жреческое, магическое понимание священнического служения. И в этой связи можно сказать, что чем больше носитель пресвитерского сана выполняет свою функцию как священника (священнодейтвует, возглавляет служение таинств и обрядов) — тем больше он священник, тем больше он возгревает «дар, который в нем», перефразируя послание к Тимофею. Разве не так?
Показать другие ответы
Я и сам понимаю относительную слабость своего комментария. Действительно, опубликованная заметка — это литературное произведение, а не богословская статья. Но и литературное произведение может навести на разного рода богословские размышления. Что касается утверждения о том, что «священнодействие — центральная функция»: а может быть и хорошо было бы выйти за пределы такой централизации и рассматривать любую работу с людьми как ядро священнического служения? Это помогло бы избавиться от налета элитарности и превозношения своим «особым положением»
«Любая работа…» не может быть ядром. Ядро — это что-то одно. Можно работать с людьми и превозноситься своим «особым положением». Кажется, одно от другого не лечит.
Однако ж статус священника дает гораздо больше поводов для самомнения, нежели статус соцработника. Помню одного московского настоятеля, который говорил: «Я же священник, я не могу сам свой чемодан носить». А если немного сбавить градус патетики, то и отношение к самим себе станет попроще
Ты думаешь, священнодействие дает такой эффект? Мне кажется, так власть обычно влияет.
А разве священнодействие не скрывает в себе по определению большой власти? Если угодно, именно эта власть (которая есть часть священнического статуса) и развращает
Будет интересно, если ты пояснишь свою мысль. В рамках традиционного и отчасти магического мировоззрения власть жреца — это власть совершить ритуал, который ниспошлет на кого-то немилость богов или напротив — их благосклонность. Казалось бы, причем тут современные священники?
«Аминь глаголю вам: елика аще свяжете на земли, будут связана на небеси: и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех» (Мф. 18:16)
Одних власть вязать и решить опьяняет (не без помощи самих прихожан), для других — это власть служить Богу и людям
При том, что народное благочестие живет и побеждает

Спаси Господи, дорогой отец, действительно священнодействовать одно из самых радостных и значимых дел на земле! Божией помощи, Вам отец Олег!

Спаси Господи, отче! Все верно сказано, таких примеров и в моей практике было не мало.

Как-то пришли родственники пожилой старушки с просьбой «помочь ей умереть». Врачи вынесли бабуле вердикт нескольких часов жизни, дети собрали родственников на похороны с разных городов, а она 11 дней лежит и просто стонет и не умирает. Пришлось идти и исповедовать человека, который только мог отвечать на вопросы движение глаз. Оказалось, что старушка практиковала «лечение младенцев молитвой». После исповеди через несколько часов она отошла в мир иной, душа томилась грехом и ждала священника, а не «жреца»!

Добавлю, что даже просто вид священника действует на людей, одних приводит в радость, других — корежит. Часто приносят на крещение деток после походов к бабкам, и вот там то и начинаешь понимать до конца, какою властью и Благодатию Бог наделил тебя грешника.



Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Другие новости

«Мне стыдно за тех священников, кто пытаются насильно влезть в душу к другому человеку» — архиепископ Верейский Амвросий
10 ноября 265 2
56 основных пастырских качеств на пути к совершенству — памяти митрополита Бориса (Разумова)
8 ноября 182 0
«Душевная болезнь — как пожар в доме» — протоиерей Владимир Новицкий о пастырском окормлении психически больных
14 октября 316 1
Митрополит Саратовский Лонгин о практике оглашения и крещения людей сознательного возраста
18 сентября 333 0
Священник никогда не должен говорить пережившим горе: «Как я вас понимаю» — спасатель и дежурный горячей линии помощи онкобольным протоиерей Андрей Близнюк
8 сентября 715 2
Второбрачие духовенства:
о слухах с Фанара в историко-правовом контексте
5 сентября 891 0
Когда служители Божии становятся непреодолимой преградой на пути к Нему. Протоиерей Олег Безруких о предкрещальной катехизации
21 августа 944 18
Потомки Новомучеников среди нас? ОПРОС
2 августа 358 0
Протоиерей Владимир Воробьёв: «Священнический аскетизм — убрать из жизни всё, что отделяет от Бога»
27 июля 680 0
О практике ставленнического сорокоуста в Московской епархии
23 июля 465 0

ПАСТЫРСТВО: духовник душепопечение дети молодежь семья cмерть тяжелобольные епитимьи психология психиатрия
ЛИЧНОСТЬ СВЯЩЕННИКА: духовная жизнь священника пастырские искушения семья священника самоорганизация внешний вид
ПРИХОД: община храм настоятельство внебогослужебная жизнь дети на приходе причт клирос деньги
ТАИНСТВА: Евхаристия исповедь крещение венчание
БОГОСЛУЖЕНИЕ: Литургия постовое богослужение требы
СВЯЩЕННИК И ОБЩЕСТВО: власти СМИ вузы школы бизнес армия МЧС МВД больницы тюрьмы инославие НРД иные религии гонения
ИЕРАРХИЯ: епископ епархия благочинные МИССИЯ
УЧИТЕЛЬСТВО: проповедь катехизация
СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ: инвалиды бездомные наркоманы зависимые сестричества
АСКЕТИКА: пост молитва святые отцы монашество
ПАСТЫРСКАЯ ПОДГОТОВКА: призвание образование
ДРУГОЕ: беснование биоэтика богословие диаконское служение каноны 1917