13 апреля 2022
Анонимный вопрос

Кому священник может давать епитимии? И в каком виде этот процесс должен происходить?

Вопрос поступил в июле 2016 года, но вновь поднят наверх после получения очередного экспертного мнения

Мне кажется, мы должны вернуться к точному пониманию того, что такое епитимия.

Епитимия — это обычно аскетический или молитвенный труд, который должен возобновить молитвенно-духовную жизнь в сердце человека, охладевшего из-за грехопадения. Сердечный костёр ослабел, поэтому мы подкидываем в него побольше полешек. Так вот, мера этого труда должна рассчитываться так, чтобы не задавить оставшийся маленький огонёчек, а то можно засыпать его, и он потухнет, если кислород совсем поступать не будет.

Здесь необходимо поговорить с человеком. Священник должен дать понять, что, несмотря на падение в какой-то грех, человек не презираем, не отталкиваем; он также любим своим духовником, близок ему и уважаем. Надо дать понять, что духовник борется не с самим человеком, а с его грехом; и для того, чтобы этот грех изжить, надо человеку понести какой-то труд. Для этого священник сам должен любить молитву, быть молитвенным тружеником. Это вообще является характеристикой для любого священника. Вот тогда, конечно, человек будет от него загораться. Потому что молящегося человека, то есть человека, живущего молитвой, сразу видно, это сразу чувствуется. И вот когда такой священник говорит: «Давай, тоже потрудись», — то человек понимает, зачем это нужно, он видит результат.

Что касается такой епитимии, как отлучение на какое-то время от Причастия, то тут надо объяснить человеку, что, как говорят святые отцы, «огонь железо закаляет, а солому сжигает». Как сказал апостол Павел: Оттого многие из вас болеют и умирают, что недостойно причащаются (см.: 1Кор.11:30); и страшно впасть в руки Бога Живаго (Евр.10:31). Надо сказать человеку: «Тебе сейчас нельзя причащаться». Но, конечно, мы не можем давать семилетние, как следует по канонам, епитимии, особенно, если человек никогда не ходил в Церковь. Представьте, он в первый раз пришёл, а ему говорят: «Семь лет не причащайся». Он может сказать: «Ну и ладно, ещё семь лет ходить не буду. Какая мне разница?» Он зашёл в первый раз, а тут — на тебе!

Остальным надо объяснить, что необходимо преодолеть этот грех, и назначить какое-то время. Я, например, так практикую: человек пришёл в июне и сказал, что впал в блуд. Я даю епитимию и говорю: «Давай на Успение причащаться». Или: «На Покров». Или: «В Великий Четверг». Епитимья должна быть не дольше, чем человек сможет выдержать, но в то же время достаточной, чтобы он понял, что совершённый им грех разъединил его с Причастием, отнял возможность принимать Тело и Кровь Христову, разрушил его душу, что сейчас он вне Церкви, вне Тела Христова.


Продолжение...

Я практически не даю никаких епитимий, потому что уже давно убедился, что их выполняют очень редко, единицы и очень недолго. А каких-то бесполезных вещей делать не хочется.

А так, конечно, давать епитимию можно только тому человеку, которого ты знаешь, который у тебя постоянно исповедуется. А не так, как это происходит в некоторых монастырях, где существует «мода» сразу давать епитимьи [всем без разбора].

Бывают такие епитимьи, которые и физически исполнить трудно. И даются они, как правило, в эмоциональном состоянии, в которым день и ночь пребывают многие молодые священники.

Задача священников (которую вообще не понимают большинство) — сделать так, чтобы человек пришёл в Церковь навсегда, прочно и глубоко, а не чтобы «каждое лыко поставить ему в строку».

Священник — это не судья. Священник — это баран, который идёт впереди стада овец.


Пастырем он, конечно, может стать, но не скоро. Поэтому надо относиться к овцам, как к своим собратьям и сёстрам. Если человек думает, что он сейчас будет щёлкать кнутом и все пойдут куда надо, то он заходит за черту своих прерогатив.


Продолжение...

  1. Следуя 102 правилу Трулльского Собора, священник может налагать трудноисполнимые епитимьи (такие как отлучение от причастия, назначение большого количество поклонов, строгих постов и т. п.) исключительно в тех случаях, если он имеет возможность и собирается в дальнейшем следить за исполнением наложенных епитимий, их духовной пользой для кающегося и, при необходимости, корректировать их срок и строгость.
  2. Если епитимья наложена на человека священником, который заведомо не мог следить за её исполнением, она может считаться недействительной. Другими словами, если к священнику на исповедь пришел человек, регулярно у него исповедающийся, получивший от другого священника, например в паломнической поездке, какую-либо епитимью, то духовник, основательно разобравшись в обстоятельствах, может разрешить эту епитимью полностью или частично не исполнять.
  3. Если же священник не знаком (или мало знаком) с человеком, который к нему пришёл и просит снять епитимью, он должен объяснить этому человеку важность регулярной исповеди у одного священника и то, что только такой священник, у которого он будет духовно окормляться, может помочь ему в решение вопроса с данной епитимьей.
  4. Если к священнику пришёл человек, регулярно у него исповедующийся и считающий его своим духовником, и сообщил, что наложенную на него этим священником (духовником) епитимью снял другой священник, то духовник, основательно разобравшись в обстоятельствах, вправе либо попросить этого человека продолжить исполнение данной епитимьи, либо порекомендовать ему искать духовного руководства у того священника, кто с него эту епитимью снял.
  5. Если человек на исповеди не кается в каком-либо из соделанных грехов и не желает с ним бороться (например, живёт в блудном сожительстве и не намерен эту ситуацию менять), при этом кается в некоторых других своих согрешениях, в таком случае священник после исповеди не может читать над таким человеком разрешительную молитву, даже если тот просит отпустить ему хотя бы часть грехов. Священник должен постараться, не оттолкнув такого человека, донести до него суть Таинства Покаяния и напомнить слова Апостола: «Кто соблюдает весь закон и согрешит в одном чем-нибудь, тот становится виновным во всем» (Иак. 2, 10).

Продолжение...

Я думаю, епитимию можно давать только тяжко согрешившему.

Или встречаются такие случаи в духовнической практике, когда человек был неверующим, не знал, как христианину жить, а потом пришёл в себя, поверил глубоко, что есть Бог, решил, что он будет отвечать за все дела и прикладывает все силы, лишь бы только Бог простил его. В таком состоянии люди ищут епитимии, приходят к священнику: «Батюшка, наложи на меня такую-то епитимию».

Но, как правило, епитимия — это всё-таки не основное требование Церкви. Хотя епитимию определяли духовники, но сам кающийся должен показать, что он сможет нести её; ведь можно дать такую епитимию, из которой никогда не вылезешь, будешь отчаиваться и унывать.

Поэтому если человек по благочестию, по желанию, чтобы Бог услышал его в покаянии, хочет принять епитимию — тогда можно дать ему умеренную. Или человек действительно тяжко согрешил, ему нет прощения — надо усугубить. Но надо это делать аккуратно, возлагать удобоносимые епитимии.

У преподобного Иоанна Лествичника есть целая глава «О кающихся», которые себя пригвождали к самым тяжким подвигам, чтобы Бог простил их. А в наше время священнослужители в основном советуют епитимии, чтобы человек больше времени уделял молитвенности, почаще открывал Священное Писание, читал Псалтирь. Действительно, сейчас человеку это трудно, времени у всех не хватает; но зато он знает: «Лучше я стану пораньше или лягу попозже, но выполню это как епитимию». Это будет его назидать, просвещать, и Слово Божие не останется без благодатного воздействия на душу. Обязательно зародится спасительный, покаянный дух, что и должно остаться от епитимии.

— Каким образом можно определить подходящую епитимию?

Я всегда уклонялся от того, чтобы давать епитимию, это крайнее средство.

После Василия Великого епитимии были очень строгие. Например, за грех прелюбодеяния человек 15 лет даже не имел права войти в церковь и каялся. А потом множество людей стало обращаться в христианство, и они не могли нести таких требований. И эти установленные правила и покаянные требования, как правило, шли по ослабляющей линии. И в конце святитель Феофан Вышенский, и Игнатий Кавказский, и Иоанн Кронштадтский — все пришли к выводу о том что епитимию надо давать, но сообразно духовному строению кающегося, чтобы она поспособствовала ему в деле исправления, но не лежала бы таким грузом, который бы отягчал его совесть. Для нашего времени это всё-таки такие неудобоносимые вещи, которые я бы не рекомендовал.

Но кто сам желает и чувствует, что у него есть и воля, и сила, и понимание, тогда можно давать, но такого рода: молодому и сильному сделать столько-то поклонов, кому-то читать Иисусову молитву, кому-то - читать Священное Писание. Такие вещи очень полезны и одновременно являются епитимией.


Продолжение...

Когда я был молодым священником, отец Тихон (Агриков) мне сказал, что сначала нужно привлечь человека, а устрожать можно, только когда он уже немного окрепнет и утвердится в вере. Как Господь: «биет же всякого сына, егоже приемлет» (Притч. 3, 12) — сначала приемлет, а потом уже что-то начинает делать.

Епитимия нужна для духовного возрастания, но правильно наложить епитимию очень непросто. Человек должен сам в некоторой степени участвовать в том, что он раздает.

Когда-то я познакомился с отцом Мисаилом Томиным (позже схиархимандрит Серафим), келейником митрополита Нестора, камчатского миссионера. И вот владыка Нестор так давал епитимии. Даёт кому-то пять или десять поклонов, а келейнику говорит: «Запиши». Келейник записывал, с какого числа по какое делать эти пять или десять поклонов. И потом владыка суммировал все поклоны и за всех клал: «Может, мне и не положено, но я должен отчитаться за них».

Если так накладывать епитимии — я думаю, не будет такого, как сейчас молодые батюшки раздают их направо и налево. Посмотри, выдержишь ли сам, если все сложить. Вот такой совет.


Продолжение...

Священник может давать епитимию, исходя из того, что епитимия — это не просто наказание за грех. Человек в чём-то согрешил, оступился, и его надо вразумить, научить. Тогда надо дать ему такое вразумление, такую духовную епитимию, которая послужит ему уроком, и желательно, чтобы он запомнил этот урок. Епитимии могут быть разные, и духовник, который исповедует этого человека, может по-разному определить образ епитимии.

Если человек пришёл на исповедь впервые, нельзя давать ему какое-то огромное молитвенное правило (каноны, поклоны, посты): он просто не понесёт этого, не будет исполнять. Либо, если его отлучить от причастия на какой-то длительный срок (такая практика тоже есть), он может просто потом не появиться и не прийти. Мы не уврачуем, а потеряем такую душу. Так что епитимия — это, прежде всего, врачевание. Для человека начинающего это могут быть какие-то небольшие молитвы. Тому, кто никогда не открывал Евангелие, можно посоветовать познакомиться с этой Священной Книгой. Если человек пришёл не примирённый, имея гнев против ближних своих, он, конечно, должен прежде всего пойти и примириться с ними, а потом уже приступать к Таинствам.

Епитимия может быть разной. Да, действительно, это могут быть каноны, это может быть какой-то разумный пост. Тогда, например, когда человек не постился, приходит, и его спрашивают: «Вы постились?», — он говорит: «Нет», — «А почему?» — «Я не могу» — «А вы пробовали?» — «Нет, не пробовал» — «Так давайте же, приступите хоть к какой-то мере посту — то, что вы можете». Это тоже может быть епитимией.

Продолжение...

Когда мы даём человеку епитимию или правило, мы должны давать её не как наказание, а как исправление, как лекарство для человека. Если мы дадим такую епитимию, которая сломает его, то это будет и нам в осуждение.

Я знаю таких священников, которые давали епитимии и сами выполняли её вместе с тем человеком, вместе несли её тяжесть. Скажет батюшка: «Так, 200 поклонов». А потом думает: «Ну как же он будет 200 поклонов-то делать? А вдруг он не сделает? А как он будет отвечать перед Богом за то, что он не исполнил моего наставления? Это будет в осуждение ему. Что делать?» Ведь священник поставлен Богом не для того, чтобы судить. Мы призваны для того, чтобы вести людей в Царство Небесное, свидетельствовать о нём. И вот тогда батюшка делает сам эти 200 поклонов за него. И если на Страшном Суде вдруг предстанут и пастырь, и грешник, а демоны будут говорить: «Он наш, потому что не исполнил церковной епитимии», то священник скажет: «Я за него исполнил, он не виновен». Мне кажется, такая позиция должна быть нам очень близка.

Если мы даём какую-то епитимию, то мы сами должны быть готовы её исполнить.


Или приходит женщина, обращается прямо в магазине, и говорит: «Что делать? Была у батюшки, покаялась в абортах», — а ей уже за 70, этот грех, видимо, не давал ей покоя, и она в третий раз поехала к какому-то «просветлённому старцу», который дал ей по 100 поклонов в день — «А я не могу их делать — у меня артрит, у меня давление, просто физически не могу. Как быть?».

Конечно, если даёшь какую-то епитимию — нужно сперва спросить: «А ты сможешь то её выполнить, эту епитимию?».

Бывает даже так, что человек говорит «Смогу», потому что он никогда не делал ничего подобного, и может даже не представляет, что это. Но одно дело — один раз исполнить; а другое дело — каждый день.

Вместе с епитимией священник обязательно должен дать алгоритм действий: «Если вдруг у тебя что-то случится, ты не сможешь это выполнять — обязательно приди ко мне. Если меня не будет — тогда к другому батюшке», чтобы человек не оказался пленником ситуации. Хорошо, если он церковный, адаптировался в нашей среде. А если он пришёл в первый раз? Для него пока всё непонятно и ново. И получив сразу такую ношу, он может растеряться, и вообще в церковь больше не пойти. Так и останется с этим грузом.

Поэтому, надо очень аккуратно давать наказания, и обязательно объяснить человеку, что связь со священником (давшим епитимью) не должна быть прервана, она сохраняется.

Продолжение...

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Владыка Феодор, благословите! Очень интересной показалась мысль о том, что священник, дающий епитимью, должен быть готов сам ее понести. Если с поклонами понятно, что сам священник может делать поклоны, которые благословляет пасомому в качестве исправления, чтобы разделить эту тяжесть. Но что делать, если речь идет об отлучении от Причастия? Если священник отлучает, то он и сам должен не причащаться?

Приведенный Вами критерий, как мне кажется, не совсем правилен. Если смотреть на епитимию, как на своеобразное лекарство (см. кан. 102 Трулл. Соб. и другие смежные), а на епископа — как лекаря (или по делегированной епископом власти — на пресвитера как лекаря), понятно, что лекарь не обязан примерять на себя выбранную им тактику лечения или рассуждать о том, как операции, коих он в рабочий день делает по две-пять, укладываются в ритм его жизни. В центре его внимания должно находиться состояние больного, и рассуждать он должен о том, приносит ли лечение ожидаемый результат или состояние больного напротив ухудшается.

Такой же подход уместен и в пастырском душепопечении: главное условие — чтобы епитимия была исполнимой и приводила к своей цели, — покаянию, и, как следствие, духовному здоровью. Соответственно с этим, епитимию надо выбирать не из странного (для меня) принципа «она должна быть такой, что и я готов ее исполнить», а из пользы согрешившего.

Показать другие ответы
Спасибо, отец Димитрий! В Вашей статье данные темы не затрагивались (хотя и много упоминалось об отлучении от Причастия и общения с членами Церкви как главного, если так можно выразиться, наказания), в связи с чем было бы интересно узнать Ваше мнение по следующим вопросам: Насколько вообще сегодня в практике возможно применять подобного рода епитимьи? Было ли такое в Вашей практике? Как действует принцип, провозглашенный вл. Феодором, если священник отлучает кого-либо от Причастия?

1. Если человек живет полнокровной христианской жизнью и Таинство причастия является для него настоящей жизненной ценностью, отлучение от причастия на некоторое время конечно имеет смысл и применяться в пастырской практике безусловно может. Формальные же детали отлучения, такие как длительность и возможность дополнительных трудов (вроде поста, поклонов, чтений, благотворительности или еще чего-либо иного)
— тема для обсуждений. Продолжительность удержания от причастия должна соизмеряться потенциальной пользой для согрешившего, т. е. быть целесообразной (как в медицине могут быть выбрана такая тактика лечения, которая не улучшит, а ухудшит состояние больного). При этом следует помнить, что в канонах, в частности, в правилах св. Василия Великого, епископу предоставляется возможность сокращать или наоборот удлинять срок покаяния непосредственно в процессе несения епитимии, в зависимости от «динамики» духовного состояния кающегося. Формально эта гибкость пастырского усмотрения выражается в канонах глаголом «икономствовать».

2. Мне случалось (хотя и не часто) удерживать человека от причастия на сроки от одного до трех приблизительно месяцев, за те или иные посягательства против седьмой заповеди. С явными богоотступниками и убийцами дела не имел, равным образом не имел дела с прихожанками, сознательно совершившим аборт.

3. Нормы, предусматривающие удержание от причастия, формулировались епископами (например, святителем Василием Великим или его братом свт. Григорием Нисским, а также отцами различных Соборов). Очевидно, они не исходили при этом из принципа «мы сами должны быть готовы их исполнить». Едва допуская мысль, что могут когда-нибудь впасть в один из тех грехов, которые они подвергли канонической регламентации, они предлагали, как известно, весьма долгие сроки отлучения. Ритм их жизни определяло регулярное служение литургии и частое причастие; едва ли они были расположены примерять на себя такие епитимии. Другой вопрос, какими соображениями святые отцы руководствовались, определяя те или иные, достаточно длительные сроки отлучения. Прежде всего, они принимали во внимание текущее состояние нравственности и крепость веры в членах Церкви, варьируя епитимии соответствующим образом (например, кан. 18 Вас. Вел).

Могу еще добавить, что священник в принципе не вправе налагать епитимию человеку, которого он видит в первый раз. Или по меньшей мере, если это — первая их встреча, то в этот первый раз должны быть оговорены намерения общаться постоянно, и только имея в виду возникшую длительную в перспективе «положительную обратную связь», священник может попробовать предложить некоторый духовный труд под своим контролем. Если же нет такой перспективы, священник, по моему мнению, может только убедить человека, что в таком состоянии ему не следует причащаться во избежание худших духовных последствий («…суд или осуждение…»), не прописывая ему никаких «духовных рецептов».

Дорогой Дмитрий!
Благодарю Вас за вопрос, в нем видна живая вера и радение о спасении своей души, без чего мы не сможем помочь ближнему спасти его душу.
Ответ получился пространным, т.к. адресован и другим людям, написавшим свой отзыв: priest.today/news/episkop_feodor_v_prodolzhenie_o_epitimiyah

О. Владимир, по-моему, ответил основательно и мудро. Я с ним согласен. Лишь с вопросом исполнения самим священником епитимии есть нюансы. Мне ближе позиция о. Дмитрия, которую он изложил в комментариях.

Сам я от Причастия ни разу не отлучал. Пару раз не допускал, но это были вопиющие случаи. Исключения. Предпочитаю на исповеди осознавать себя не как судья, но как свидетель покаяния.

При этом совершенно очевидно, что право налагать епитимьи есть у каждого пастыря. Но наличие этого права не означает, что оно непременно воплощается в жизни.

Добрый день, отец Димитрий.
Вы пишете, что Вам доводилось (нечасто) на некоторый срок отлучать от Причастия за нарушения седьмой заповеди. А я в своей весьма короткой духовнической практике не благословил одной женщине, уже несколько лет пребывающей в сожительстве с женатым мужчиной, причащаться, пока это не прекратится, вообще. Т. е. сделать свой выбор. Возможно, я был не прав? Подскажите, честные отцы.

Вы поступили совершенно правильно. Надо только понимать, что удержание от Причастия человека, который находится в состоянии длящегося тяжкого греха (как в вашем случае), — это не епитимия, а выжидание момента, когда человек осознАет свой грех и придет к покаянию. Начало покаяния прежде всего примечательно тем, что доселе грешивший перестает это делать. И вот только с этого момента, когда женщина перестанет жить с женатым мужчиной, начинается «епитимия». Иными словами, чтобы убедиться, что покаяние — не сиюминутное и поверхностное, но подлинное и глубокое, дается на какое-то время епитимия.

Епитимия — это нечто вроде духовного упражнения для искупления греха. И оно подразумевает временное отлучение от причастия. Но как показывает практика, в наше время люди и так сами себя отлучают от причастия — не многие понимают смысл церковной жизни во Христе.

Поэтому очень опасно давать епитимию не очень церковным людям. Лично я этого не делаю, но если человек вообще никак ни готовился ко Причастию, то я мягко объясняю, что лучше ему подготовиться и причаститься в другой раз.

Другая сторона вопроса — епитимья должна даваться только духовником своим чадам за тяжкие грехи. Иногда можно дать 3 поклона (максимум) за играющий телефон во время службы. Но я вообще мягкий человек, и епитимии не даю, потому что предпочитаю больше думать о своей греховности. Но некоторым людям просто необходим строгий священник.

Не допускать до Св. Причащения приходилось за нарушение 7 заповеди и после детоубийства. Но всегда с объяснением причины и очень аккуратно. Побуждал к сугубой молитве, советовал канон почитать, поклоны класть в помощь душе, требующей исцеления от греха. И мы сами, и прихожане наши сейчас крайне слабенькие в духовной жизни. Заповедь врача «не навреди» очень актуальна и для нас, священников. И совет нужно стараться дать точно объяснив чего ожидаешь от человека. У меня случай такой был. Пришел мужчина, хочет причаститься, а на исповеди выяснилось, что он женат и имеет при этом любовницу. К причащению я его не допустил и сказал ему, что он должен решить эту проблему в своей жизни. Он вновь пришел и говорит, мол, я решил свою проблему, от жены ушел к любовнице. Давай, батюшка, причащай.

На мой взгляд, епитимью можно давать в исключительных случаях только тем людям, которые у тебя регулярно исповедуются. К примеру человек каждый раз кается в тяжком грехе и не стремится его искоренить в своей жизни… Для того, чтоб ему помочь искоренить грех, можно дать епитимью.
А если видишь человека впервые, то важно стать свидетелем покаяния. Если человек кается, осмысливает свой грех и высказывает желание от него избавиться — это покаяние. А если священник чувствует, что человек не осознает своего греха и не видит ничего плохого в его совершении в будущем, то и покаяния нет, и разрешительную молитву не стоит читать.



Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Материалы по теме
Как помочь человеку, пребывающему в унынии многие годы?
Протоиерей Феодор Бородин, Москва
Также ответили
Протоиерей Валериан Кречетов, с. Акулово
Протоиерей Николай Важнов, Москва
16 октября 1260 0
Не является ли психология «троянским конем» внутри Церкви?
Протоиерей Максим Козлов, Москва
Также ответили
Митрополит Тихон (Шевкунов), Псков
Протоиерей Лев Махно, Тула
Протоиерей Николай Важнов, Москва
25 октября 2659 4
«Школа крёстных нянь»: онлайн-подготовка родителей, крёстных и волонтёров к воспитанию детей в вере
Иерей Александр Пермяков, Калининград
2 января 1172 2
Архимандрит Иоанн (Крестьянкин) — письма священнослужителям
4 февраля 7518 0
Стоит ли разрешать на исповеди людей, которые не хотят тебя слушать?
Протоиерей Павел Хондзинский, Москва

Не знаю, о каком грехе идет речь, но если каявшаяся собиралась... Продолжение

14 августа 1333 4
В чем состоит развитие священника в его служении?
Протоиерей Николай Важнов, Москва

Если священник в основу своей жизни и деятельности положил именно... Продолжение

Также ответили
Митрополит Лонгин (Корчагин), Ульяновск
Протоиерей Константин Островский, Красногорск
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва
И другие...
24 июля 2329 0
Должен ли священник указать человеку на неисповеданный грех, о котором ему достоверно известно?
Митрополит Тихон (Шевкунов), Псков
Также ответили
Митрополит Дионисий (Порубай), Москва
Митрополит Игнатий (Пологрудов), Москва
Протоиерей Димитрий Смирнов [†21.10.2020], Москва
Протоиерей Константин Островский, Красногорск
И другие...
20 мая 1602 8
Подозреваю, что прихожанин меня обманул. Обличить или промолчать?
Протоиерей Артемий Владимиров, Москва
Также ответил
Протоиерей Павел Хондзинский, Москва
29 мая 1102 3
Что хочет от священника Бог и чего хотят от него люди? Преподобный Паисий Святогорец
12 июля 4207 3
Сложности подростковой исповеди. Стоит ли говорить о плотских грехах?
Митрополит Тихон (Шевкунов), Псков
Также ответили
Протоиерей Лев Махно, Тула
Протоиерей Валериан Кречетов, с. Акулово
Протоиерей Александр Белый-Кругляков, Усть-Илимск
Протоиерей Феодор Бородин, Москва
8 февраля 2456 3
Молодежь ценит доверие, самостоятельность и ощущение ответственности
15 февраля 491 0
;
Священник между призывом и призванием
17 июня 427 0
Великая Суббота — день предпраздничной суеты, или молчания и размышлений?
21 июня 114 2
О церковном преемстве и роли духовника в жизни священника — митрополит Псковский Тихон (Шевкунов)
2 июля 189 0
Можно ли благословлять работать в воскресенье вместо службы?
Протоиерей Александр Белый-Кругляков, Усть-Илимск
Также ответил
Протоиерей Феодор Бородин, Москва
4 июля 106 0
Плачьте с плачущими: как священнику утешить и поддержать человека, пришедшего с большим горем
13 июня 160 0
;
Детское волонтерское движение «Добровольцы милосердия»: практическое дополнение к изучению Основ православной культуры
Игумен Агафангел (Кузнецов), Сызрань
9 июня 224 0
Прихожане — это беспризорники или, всё-таки, наши дети?
17 марта 886 2
;
Когда человек приходит с большим горем, как священнику его утешить и поддержать?
Протоиерей Лев Махно, Тула
Также ответили
Епископ Николай (Погребняк), Балашиха
Протоиерей Павел Хондзинский, Москва
Протоиерей Сергий Филимонов, Санкт-Петербург
Митрополит Никон (Васин), Задонск
И другие...
24 марта 4526 9
Церковные каноны и практика причащения воинов, участвовавших в боевых действиях
23 мая 882 1
Священник Владислав Береговой: "Не могу решить все проблемы, но могу подсказать, где искать решение"
вчера 39 0

ПАСТЫРСТВО: духовник душепопечение дети молодежь семья cмерть тяжелобольные епитимьи психология психиатрия
ЛИЧНОСТЬ СВЯЩЕННИКА: духовная жизнь священника пастырские искушения семья священника самоорганизация внешний вид
ПРИХОД: община храм настоятельство внебогослужебная жизнь дети на приходе причт клирос деньги
ТАИНСТВА: Евхаристия исповедь крещение венчание
БОГОСЛУЖЕНИЕ: Литургия постовое богослужение требы отпевание
СВЯЩЕННИК И ОБЩЕСТВО: власти СМИ вузы школы бизнес армия МЧС МВД больницы тюрьмы инославие НРД иные религии гонения
ИЕРАРХИЯ: епископ епархия благочинные МИССИЯ
УЧИТЕЛЬСТВО: проповедь катехизация
СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ: инвалиды бездомные наркоманы зависимые сестричества
АСКЕТИКА: пост молитва святые отцы монашество
ПАСТЫРСКАЯ ПОДГОТОВКА: призвание образование
ДРУГОЕ: беснование биоэтика богословие диаконское служение каноны 1917 covid Дискуссия