14 января 2019

Ектения об оглашенных, где нет оглашенных

Есть ли смысл читать прошения о оглашенных, если я служу в сельском приходе и на службе стоят, образно говоря, всего три хорошо знакомых мне бабушки?

Каждый раз, когда совершаем Литургию, мы совершаем не какую-то особую новую службу, а входим в пространство единственной Литургии. Нет много Литургий, она одна.

Не Литургия крутится в мире, а мир крутится вокруг Литургии, которую совершил Христос, принеся Себя в Жертву. Она является осью, стержнем этого мира, и совершая богослужение мы входим в её пространство. Поэтому, согласно канонам, и совершается одна Литургия одним священником на одном престоле. Т. е. есть только одна Литургия, в которой мы участвуем, её совершил Христос, Которого являет священник.

Это не театральное представление для определённой группы людей, собравшихся в храме, это событие вселенского масштаба. В мире есть оглашенные, и мы на Литургии молимся за них. Молимся за всех оглашенных, что есть в мире, и за оглашение этого мира.

И если кто-то сейчас несёт миссионерское служение и не имеет возможности совершить Литургию, мы совершаем Литургию, молимся об оглашенных, и тем самым помогаем тому миссионеру в его миссии.


Продолжение...

Я бы объединил вопрос отца Алексия Савушкина с анонимным вопросом про «пустые формы» в богослужении.

На мой взгляд, в нашем служении Литургии есть гораздо более важные расхождения практики со смыслом, чем те, что смущают авторов вопросов… далее

Комментарии

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Пропуск этой ектении с молитвой на Литургии практикуется в некоторых приходах нашей Церкви и даже на пасхальной патриаршей службе (см.: www.youtube.com/watch?v=P9b56−2VATI), да и в последовании Крещальной Литургии эти прошения, (что логично для такой службы) так же опускаются (см.: Последование Крещальныя Литургии. Издательство ПСТГУ. М., 2002. С. 50−51)). На первый взгляд в этом молитвенном ходатайстве верных за оглашенных (которые и не присутствуют на Литургии оглашенных) конечно же никакого смысла нет.

Но если обратится к смыслу этих ходатайств об оглашенных на Литургии то, становится понятным что только первый и последний призыв (завершающее приглашение преклонить главы) относится к оглашенным, а остальные воззвания адресованы верным помолиться о разных прошениях о них. Оглашенных, следовательно, приглашают помолиться в молчании и согласно «Апостольским постановлениям» и свят. Иоанну Златоусту на коленях, в то время как община верных, осуществляя свой священнический характер, взывает о них Богу. Свят. Иоанн Златоуст, поясняет что оглашенные не отвечают на прошения, а вверены молитвам верных: их молитва ещё не благословлена для возношения Христу, они ещё не обладают сыновней свободой, им нужно, чтобы другие ходатайствовали о них. Поэтому они и удаляются, когда возносятся молитвы верных (Служение Слова в византийской литургии: исторический очерк / Х. Матеос. [Пер. с франц. С. В. Голованова]. Омск, 2010. С. 243−244).

Также важно обратить внимание и на тот факт, что наши богослужебные чины консервативны по своей сути и часто продолжают воспроизводить молитвословия и священнодействия даже после того, как они утратили всякую связь с реальностью. Архим. Роберт Тафт замечает, что «в византийском обиходе вот уже тысячу лет оглашенные никуда не отпускаются, но тексты диаконских отпустов продолжают печататься в литургийных формулярах, а в некоторых местах даже возглашаются». Так же он ссылается на преп. Максима Исповедника (580−662), который в Схолиях на Церковную иерархию Псевдо-Дионисия называет отпуст катехуменов мёртвой буквой. К тому же и византийских источниках с VI по Х века просматривается сложившаяся практика крещения младенцев на 40-й день после рождения, а в Х веке молитва над оглашаемыми начинает пропадать из богослужебных списков суточного круга и остаётся только на Литургии (Катехуменат в Великой Церкви / Роберт Френсис Тафт // Статьи Т. II. Литургика. Омск, 2011 С. 351−354).

То есть молитва за оглашенных даже при исчезновении самого института катехуменов в Церкви всё равно оставалась на своём месте в чине византийской Литургии вплоть до конца ХХ века. В 1895 г. Г. Метаксас, сравнивая греческое и русское богослужение, заметил, что в России «молитвы об оглашенных никогда не выпускаются» (Божественная литургия в России и Греции. Сравнительное изучение современного чина / В. В. Печатнов. М., 2008. С. 148). В дальнейшем о желательности упразднения ектении об оглашенных говорилось подготовительной работе ко Всероссийскому Поместному Собору, и некоторые епархиальные архиереи в своих докладах высказывались за это сокращение (Отзывы епархиальных архиереев по вопросу ο церковной реформе. СПб, 1906. Вып. I. С. 441; II, 286 и след.; II, 333 и след.; II, 461).

В Греции пропуск ектении с молитвой об оглашенных и с возгласом «Да и тии с нами славят…» начался, по-видимому, в конце XIX в., и согласно современной греческой приходской практике также часто опускается. Но это сокращение распространяется так же и на сугубую ектению и на две ектении о верных, так что сразу после Евангелия возглашается «Яко да под державою Твоею…» и начинается Херувимская песнь. На некоторых приходах произносится вторая малая ектения или обе малых ектении, но не сугубая ектения и не молитвы об оглашенных, и лишь в немногих приходах целиком присутствует часть литургии от «Рцем вси…» до «Яко да под державою Твоею…». Практика полного опущения этой части литургии отражена как в старых, так и в недавних богослужебных календарях Элладской Церкви, которые, подобно нашим ежегодным «Богослужебным указаниям», служат практическим руководством к совершению богослужения на греческих приходах и в большинстве монастырей. Как считает В. В. Печатнов такому сокращению способствовали несколько важнейших факторов, а именно:

1) совершение литургии вместе с утреней;

2) рационалистическое понимание богослужения, что стало результатом новогреческого «Просвещения», интеллектуального течения, господствовавшего среди греческой интеллигенции в XVIII и XIX столетиях и характеризовалось принижением или даже отрицанием мистического опыта, и тенденцией к исследованию религиозных вопросов с помощью «здравого смысла» и к применению результатов этого исследования в служении современному обществу;

3) Многоголосное пение, которое начало вводиться под немецким влиянием в правление короля Отто (1833−1862) и удержалось в континентальной Греции до 30-х гг. XX в., требовало большего времени для исполнения;

4) склонность к спешке, которая появилась у очень многих священнослужителей и вызвана, очевидно, боязнью не успеть сделать что-либо, если служба будет длиться долго. Когда такое ощущение соединяется с рационалистическим пониманием богослужения, сокращения в службах неизбежны;

5) молитвы об оглашенных казались анахронизмом, поскольку тогда в Элладской Церкви не было настоящих оглашенных. А опущение экономило время, которое могло быть использовано для проповеди.

Но в современном чине (Иератикон, 2002 и Иератикон, 2004), в отличие от предшествующих изданий, ектения и молитва об оглашенных представлены в полном виде и греческий текст этой части Божественной Литургии почти не отличается от того, который представлен в нашем Служебнике. На практике, однако, ситуация другая и они обычно опускаются даже несмотря на то что в Служебнике (Иератикон, 2002), впервые в изданиях «Иератикона», помещено подстрочное примечание, которое характеризует настоящую практику неверной и ссылается на резолюцию Священного Синода Элладской Церкви от октября 1999 г., рекомендующую «произнесение этих молений вслух народа и на их законном месте» (Божественная литургия в России и Греции. Сравнительное изучение современного чина / В. В. Печатнов. М., 2008. С. 141−145; 147−149).

Отказываясь от некоторых элементов византийской Литургии нужно помнить, что «многое из того, что кому-то кажется странным и неправильным, есть на самом деле или утончённейший результат многовековой истории развития, или интересный и ценный след древней реальной практики (который никому не мешает, но зато свидетельствует о связи современного богослужения с древним)» и «неправильно менять ее, не разобравшись, как следует, с тем, что и откуда, и как взялось» (о. Михаил Желтов. bursak-bv.livejournal.com/6460.html).

Следует также заметить, что, не только произнесение ектении об оглашенных кажется иногда бессмысленным на Литургии. Так же нет никакого смысла и в пении «Елицы во Христа крестистеся», и в поминовении «зде лежащих и повсюду, православных» (если в храме никто не погребён), и о «всем во Христе братстве нашем» («Святогробское братство агиотафитов, куда входят не только священники, иеромонахи, иеродиаконы, монахи и т. д., как во всех монастырях, но ещё и архиереи» (см.: Киприан (Керн), архим., проф. Евхаристия. М., 2001. С. 161)). Да и в случае отсутствия причастников на Литургии непонятно к кому обращено приглашение к благодарению: «Прости, приимше Божественных, Святых, Пречистых, Безсмертных, Небесных и Животворящих, Страшных Христовых Таин, достойно благодарим Господа». Наверное, логично бы было так же его опустить и так можно было бы дальше продолжать вносить такие изменения в наше богослужение, до тех пор, пока оно не превратиться в что-то безликое и бесформенное мало чем напоминающее великолепный византийский обряд. Да и как без «оглашенных» называть эту часть Литургии «Литургией оглашенных» и какой смысл в дальнейших молитвах «верных», когда кроме них никого больше нет.

Ведь «тщательнейшее историческое рассмотрение приводит к убеждению, что далеко не все из того, что с первого взгляда кажется непонятным и даже неправильным (и таким и казалось тому же о. А. Шмеману) — на самом деле неправильно. Благодаря своей консервативности литургическая традиция сохраняет очень много ценных вещей, которые при поспешно проведённой реформе оказались бы за бортом церковной жизни» (о. Михаил Желтов. bursak-bv.livejournal.com/6460.html).

Но чем же нам может быть полезным этот анахронизм? В. В. Печатнов приводит вот такой вот аргумент: «Однако сегодня этого повода для опущения молитв об оглашенных уже нет, ибо те, о ком они, налицо, причём не только в Африке и в других местах, где Церковь ведёт миссионерскую деятельность, но и в самой Греции. Даже если в данном приходе оглашенных нет, верующие могут и должны молиться за проходящих оглашение в других местах и тем самым хотя бы содействовать миссионерскому делу Церкви.

Не случаен и тот факт, что, в отличие от молитв о кающихся и одержимых, ектения и молитвы об оглашенных остались в тексте Божественных литургий. Они выражают нечто существенное и непреходящее в богослужебном предании, а значит, и в вере и жизни Церкви. Это — миссия, основное призвание и служение Церкви. Следовательно, кроме непосредственного значения этой ектении и молитв (молитва о реальных людях, готовящихся к крещению), прошения об оглашенных напоминают, что миссия должна быть в центре жизни Церкви» (Божественная литургия в России и Греции. Сравнительное изучение современного чина / В. В. Печатнов. М., 2008. С. 149).

Показать другие ответы

Получается по сути 2 аргумента: 1 — о миссионерской природе Церкви; 2 — о сохранении красоты византийского обряда. Первый аргумент сам по себе хорош. Второй несколько спорен, потому что тут можно сказать про пустые формы, фарисейство и пр. На Литургии ап. Иакова в ПСТГУ прот. Владимир Воробьев однажды хорошо сказал, что догматизация обряда — это ересь. См.: pstbi.ru › news › tag-75

Формы не пустые, а наполнены смыслом, который и надо было бы сначала выяснить. Но проблема не в этом, а в том, что византийское богослужение создано в своё время, для людей той эпохи, на том языке и со своей чёткой структурой и поэтому не всегда понятно для современных христиан. Но если его изменить, применительно к своему времени и пониманию, то более понятным и близким к нам оно вряд ли станет. Да и византийским то же вряд ли перестанет быть — даже после перевода на современный язык и изменением внешнего ритуала. Получится уродство, которое не добавит понятности: всё равно потребуется изучение и осознание совершаемого в храме. Греки этот этап прошли и решили вернуть «оглашенных» на свое место. Наверное, не мешало бы и нам этот опыт принять к сведению. А о догматизации тут нет даже и намёка и это ваш домысел.
Показать другие ответы

Я ни на чем не настаиваю, но по логике, если нет догматизации обряда, значит обряд (форма) может быть разным (разной).



В любом случае, если форма ектении об оглашенных наполнена смыслом о миссионерстве всей церковной полноты, то византийская это форма или — нет не так важно.

Что уродского было бы, если бы изменили ектинью для тех случаев, когда в храме нет оглашенных? Вернии, о готовящихся ко крещению, помолимся. и т. д. И молитву изменить соответствующим образом. «Изыдите» вообще опустить, как не имеющее никакого смысла в данном случае. Если нет в храме оглашенных, то наша ектинья о них — пустая форма. В том виде как она есть.

Если в храме нет своих оглашенных, то и ектинью об африканских новообращенных надо бы иначе составить, а не обращаться неведому к кому «помолитеся», «главы приклоните» «изыдите». Ясно же, что ектинья предполагает наличие вполне конкретных людей в конкретном храме, а не молитву за всех оглашенных в мире.

На пасхальной службе пропуск ектиньи об оглашенных видимо связан с тем, что за Великий Пост они подготовились и уже крещены.

Ектинья об оглашенных составлена таким образом, что совершенно ясно предполагается наличие в собрании конкретных людей, как оглашенных, так и верных. К ним обращается диакон, о них, приклоньших главы, молится священник. О конкретных оглашенных приглашают молиться верные. Конкретным оглашенным говорят — изыдите. Вовсе не оглашенным в Африке или Австралии. Молитва за миссионеров сюда никак не вписывается тем более. Для этого нужны особые последования — прошения. Да и труд миссионера иной, отличный от труда катехизатора. Если нет в конкретной общине оглашенных, но нужно помолиться об оглашенных «вообще», то нужно иное последование, без обращения к оглашенным. Мягко сказать, странно выглядит, когда три диакона громыхают басами непонятно на кого — изыдите! Может быть это такое у меня рационалистическое представление, но порой так и хочется спросить: «Ребята, на кого это вы шумите, кого изгоняете?»

Ну, конечно, всё так. И, мне кажется, никто не сможет спорить с этими аргументами. Но перед каждым из нас стоят проблемы несравненно более важные, чем исправление некоторых смысловых шероховатостей в богослужебных текстах.
Проблемы нашего внимания во время молитвы. Проблемы глубины нашей молитвы. Другие проблемы духовной жизни каждого из нас. Нравственные проблемы.
В совокупности эти личные внутренние проблемы превращаются в общие проблемы церковной жизни, дерзну некоторые из них назвать без коментариев. 1) Как выразился один видный архипастырь, «повальное пьянство духовенства». 2) Другой, ныне покойный, архипастырь выразился так: «Эпидемия разводов в священнических семьях». 3) Заметное для всех, кто в теме, сокращение (относительно 90-х и начала 2000-х годов) числа желающих принять священный сан. Это, конечно, не все проблемы.
Есть огромный пласт пастырских проблем: большое количество христиан, в том числе священников, понятия не имеют о духовном руководстве, то есть многие нынешние пастыри (кстати, нравственно, может быть, вполне достойные) сами никогда не имели духовника, но и таких отцов не хватает. С другой стороны, одновременно с недостатком реального опыта духовных отношений парадоксально процветает младостарчество.
На фоне этих проблем обсуждаемый нами вопрос о потерявших своё прежнее значение словах в тексте Божественной литургии представляется весьма незначительным.
НО ОБСУЖДАТЬ ЕГО, Я СЧИТАЮ, СТОИТ, ТОЛЬКО НЕ НА НАШЕЙ «ПЛОЩАДКЕ», А В СООТВЕТСТВУЮЩИХ КОМИССИЯХ (СИНОДАЛЬНАЯ И В СОСТАВЕ МЕЖСОБОРНОГО ПРИСУТСТВИЯ).
И ещё один момент, не принципиальный, но всё же. Где-то оглашенных нет, а где-то они есть. Каждому священнику придётся каждый раз решать: возглашать или нет соответствующие слова. А как быть с «двери, двери»? Ведь имеется ввиду, чтобы закрыли двери за кающимися и некрещёными. А у нас сейчас этого правила нет. Выгонять тех, кто не причащается?
Не говорю, что перемены порядков невозможны, но нужна оченьбольшая острожность, чтобы новые неприятности не оказались горше первых.
Показать другие ответы
Конечно! И если в приходе есть взрослые, которые готовятся ко Крещению — странно было бы опускать прошения об оглашенных. Но если нету их, а есть, скажем, ребцентр для нарко- и алкоголе- зависимых — прошения об их исцелении были бы несравненно более кстати. Сейчас из-за украинского кризиса время между Евангелием и Херувимской как-будто вновь стало восприниматься как время «актуальных прошений»: о мире, единстве Церкви и прочем. Кто-то из пастырей времен революции говорил где-то, что надо молиться об умножении любви не ожидая, пока консистория пришлет соответствующий рескрипт.
Здесь, как и в (не)молитве об оглашенных, мы затрагиваем вопрос разрыва (или не-разрыва) нашего богослужения с жизнью. Чем больше слов, ни к кому не обращенных («изыдите») — тем менее серьезно воспринимаются прихожанами и другие слова (нередко — лишь как фон для личной молитвы).
А что до других актуальных проблем церковной жизни — об их решении разве не нужно всем вместе на службе Господа просить: и о семьях, и о призваниях к священству. Если посмотреть на наши богослужебные тексты — где мы там молимся, чтобы Господь вывел делателей на жатву? А ведь есть приходы, для которых эта проблема более чем насущная. И может быть им надо пока что забыть про оглашенных (которые на Филиппинах) и молиться, чтоб Господь им послал второго священника? Наверное, тут может быть какая-то вариативность.
Как Вам кажется, батюшка? Прошу прощения за многословие.
У меня прихожане на каждой службе подают разные записочки с «особым прошением» и я вставляю в сугубую разные прошения. Но их мало. Не для всего они подходят, так что и конфузы выходят. Молимся «о еже спешно начати и без препятия всякого совершити» и тут доходит, что просим о зачатии ребенка… Нужно бы и о миссии и о призвании священства и т. д. и т. п.
Батюшка, все так. Но и наши «шероховатости» связаны с нравственными вопросами. Почему прихожане любят акафисты? Потому что они понятны гораздо более чем стихиры и каноны. То что людям понятно воспринимается с воодушевлением и питает душу. А остальное (О! Сколько этого остального!) просто мимо пролетает. Это большая проблема, не назидаются люди тем, что есть как сокровище в богослужении. Что могло бы давать нравственный импульс. Ектинья об оглашенных хороша при наличии оглашенных. Если еще и прихожанам объяснить, что сейчас мы помолимся за Сергея, Татьяну… которые вот пред амвоном стоят и готовятся в свое время принять крещение, то люди разумно будут молиться за них, как и задумано составителями Литургии. У меня есть такой опыт. А если нам не обсуждать эти вопросы, то кому тогда? Ждать комиссию? Еще 200 лет пройдет. А у нас уже возможно нет этих 200 лет. Про исправление книг когда еще свт. Феофан говорил, а воз и ныне там.

Уговорили, отец Георгий. Насчет ненужности обсуждения переборщил, хорошо делаем, что обсуждаем.
А насчет актуальности проблем, мы похожи на двух санитарок, вытаскивающих раненого с поля боя, одна из которых говорит, что неплохо было бы сделать ему рентген.
Но и с рентгеном не спорю! Доживет до тылового госпиталя, все будет, как следует.



Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
или

Ответы на другие вопросы
Нужна ли исповедь перед крещением взрослого человека?
Протоиерей Артемий Владимиров, Москва
Также ответил
Иерей Максим Юдаков, Москва
24 ноября 63 0
Может ли священник благословить послабление в посте?
Протоиерей Владимир Воробьев, Москва
Также ответил
Епископ Константин (Островский), Коломна
19 марта 1262 0
Насколько уместно священнику говорить умирающему о его смертельном диагнозе?
Епископ Пантелеимон (Шатов), Москва

Сейчас в онкологии принята норма: сообщать больному диагноз с самого... Продолжение

16 марта 267 0
Чем обосновано перенесение Преждеосвященных Даров копием и лжицей?
Протоиерей Олег Безруких, Задонск

Думается, что у благочестивого обычая перемещать Преждеосвященные Дары... Продолжение

14 марта 360 1
О ношении священником деревянного креста во время поста
Епископ Константин (Островский), Коломна
12 марта 645 0
Что архиереи ждут от своих клириков? Практические рекомендации по взаимодействию со священноначалием
Архиепископ Амвросий (Ермаков), Сергиев Посад

Надо, конечно, быть мудрым человеком и знать, кому и что можно говорить,... Продолжение

Также ответили
Митрополит Никон (Васин), Липецк
Епископ Мефодий (Кондратьев), Каменск-Уральский
Епископ Вениамин (Лихоманов), Рыбинск
Епископ Дионисий (Порубай), Москва
И другие...
10 марта 1048 15
Можно ли священнику по необходимости применять против уличных хулиганов физическую силу?
Протоиерей Димитрий Пашков, Москва

27-е Апостольское правило гласит: «Повелеваем епископа, или пресвитера,... Продолжение

Также ответил
Протоиерей Константин Островский, Красногорск
8 марта 593 3
Есть ли смысл расширять программы оглашения на сферы семейной и общественной жизни?
Митрополит Феодор (Казанов), Волгоград
Также ответили
Епископ Антоний (Азизов), Ахтубинск
Протоиерей Максим Козлов, Москва
7 марта 992 0
Отпевание на дому
Протоиерей Димитрий Смирнов, Москва

Мне кажется, отец Александр поступил правильно.Совершенно не важно, где... Продолжение

Также ответил
Иерей Максим Юдаков, Москва
5 марта 505 8
О правильном совершении входных молитв перед Литургией
Протоиерей Андрей Кривонис, Севастополь

В современном нашем Служебнике главное внимание перед совершением... Продолжение

2 марта 611 1

ПАСТЫРСТВО: духовник душепопечение дети молодежь семья cмерть тяжелобольные епитимьи психология психиатрия
ЛИЧНОСТЬ СВЯЩЕННИКА: духовная жизнь священника пастырские искушения семья священника самоорганизация внешний вид
ПРИХОД: община храм настоятельство внебогослужебная жизнь дети на приходе причт клирос деньги
ТАИНСТВА: Евхаристия исповедь крещение венчание
БОГОСЛУЖЕНИЕ: Литургия постовое богослужение требы
СВЯЩЕННИК И ОБЩЕСТВО: власти СМИ вузы школы бизнес армия МЧС МВД больницы тюрьмы инославие НРД иные религии гонения
ИЕРАРХИЯ: епископ епархия благочинные МИССИЯ
УЧИТЕЛЬСТВО: проповедь катехизация
СОЦИАЛЬНОЕ СЛУЖЕНИЕ: инвалиды бездомные наркоманы зависимые сестричества
АСКЕТИКА: пост молитва святые отцы монашество
ПАСТЫРСКАЯ ПОДГОТОВКА: призвание образование
ДРУГОЕ: беснование биоэтика богословие диаконское служение каноны 1917